ВелоПитер - home  
КЛУБ ПОХОДЫ ФОРУМЫ СНАРЯЖЕНИЕ ДРАЙВ ВЕЛОТЕХНИКА ВЕЛОТУРЫ
О клубе
Клубный реестр
Клубные мероприятия
Проведение велопробегов
Фестиваль "ВелоПитер"
Рекомендовано ВелоПитером
Опросы
Снаряжение

Вход

Велопитер в Твиттере






ActivEInfo - каталог магазинов и свежая информация о товарах  для активного отдыха

"ЛЕДОВИТЫЙ ОКЕАН-2007". зима 2007 года.

Аэрофлот Норд
Велоцентр Бивак

 

Отчет о зимнем велопоходе по берегу Ледовитого океана.

Виктор ШульцЗавершилась велосипедная экспедиция команды "Бивак -Экстрим" клуба ВелоПитер на Карское море. Анонс ее публиковался на нашем сайте. Пора опубликовать отчет!

Сказ о походе по Карскому морю

В апреле 2007 года при поддержке наших спонсоров, фирмы «Нормал» и авиакомпании «Аэрофлот Норд» , а также Salewa, состоялась зимняя велосипедная экспедиция по берегу Ледовитого океана.

Идея состояла в том, чтобы пройти по льду, насту от Амдермы до Усть Кары и далее по зимнику до Воркуты. Хотелось еще и до Вайгача добраться... Жизнь, однако, внесла некоторые коррективы.

Вообще ездить по льду озер-морей в Петербурге принято. Регулярно люди ездят по Финскому заливу, Ладожскому Озеру, Онеге. Часто эти походы проходят весьма успешно – когда снега на льду мало. Иногда же возникают проблемы, когда лед снегом все-таки засыпан. Особенно удачно бывает катание по льду в конце зимы, когда снег стаивает, а лед еще довольно крепкий.

С другой стороны, известен человек, легенда велотуризма, Глеб Травин, который прошел по Арктическому побережью страны с велосипедом в конце 20ых годов прошлого века. Как это ему удалось – один из вопросов, стоявших перед нашей экспедицией.


Ответа на вопрос мы не получили, хотя прошли по берегу Карского моря более 160 км. Трудно сказать, чего было больше: невезения с погодой, или нереальности задуманного. Я все-таки склоняюсь к первой версии.

Зима 2007 года на сегодняшний день вошла в историю как самая теплая зима в истории человечества. В январе у меня перед окнами зеленел какой-то куст, а на вербе были набухшие почки. Запас дров на зиму я израсходовал едва на половину. Прибрежная полоса Ледовитого Океана у Амдермы оставалась незамерзшей всю зиму.

Шульц въезжает в Амдерму

Из Петербурга в Амдерму мы отправились 7 апреля. Нас перевозила единственная авиакомпания, летающая на берег океана – «Аэрофлот Норд».

Некоторые мелкие неприятности нас сопровождали уже с самого отлета. Служба безопасности аэропорта нашла у меня в рюкзаке бутылку под топливо для мультитопливной горелки с надписью «Огнеопасно». Бутылка была немедленно изъята. Мне пришлось идти к начальнику охраны и доказывать, что слово «огнеопасно» относится не к самой алюминиевой фляге, а к тому, что во флягу наливают. Фляга была пуста и открыта. Вроде как, здравый смысл возобладал, и я вернулся к посадке. Пока мы проходили еще какие-то виды контроля, то лишились бутылки коньяка и эксцентрика к переднему колесу велосипеда.

В общем, страшное было дело с посадкой в самолет в Пулково. Зато в Архангельске нас встречали хорошо, приехали журналисты, гостиница оказалась рядом. Миша Каменцеву, у которого теперь есть единомышленники-марафонцы по всей стране, удалось достать нам новый эксцентрик.

Из Архангельска в Амдерму летели на оранжевом самолете полярной авиации АН-24. В Амдерме пурга, нелетная погода. Самолет пролетел над поселком, и ушел в Нарьян Мар. Сесть удалось лишь на следующий день, и только благодаря мастерству пилота. Погода была все еще нелетной, но он принял решение посадить самолет!

Так получилось, что до Амдермы мы добирались три дня на самолетах…

amderma

Еще в воздухе мы заметили неладное – Ледовитый океан был чист ото льда. Были только береговые припаи кое-где, а так – синяя-синяя вода. Не лучший расклад для начала путешествия.

Впрочем, если бы мы прилетели на две недели раньше (самолеты летают раз в две недели), то вряд ли бы погода была лучше. Судя по прогнозам, были сплошные пурги, но опять же без больших морозов.

Прошли пограничный контроль, причем выяснилось, что пропуск на одного из наших ребят – Виктора Шульца был оформлен неверно: перепутан номер в паспорте и отчество! Однако пограничники неладного не заметили. А враг то рядом!

Состав.

К походу готовилось 4 человека:

Ваш покорный слуга, Илья Гуревич, организатор мероприятия. Михаил Каменцев – наш второй командир и штурман, Виктор Шульц – механик, и Анна Кононова, просто Анна. В походе могли принять участие Павел Милкин из Новой Зеландии, но его планы в последний момент поменялись по форсмажорным обстоятельствам. И еще один человек был отчислен мной с похода за срыв работ по ВелоПитеру. Надеюсь, в будущем он учтет особенности моего взрывного характера, работы будет заканчивать в срок, и без походов оставаться не будет.

Аня на привале

Амдерма

Амдерма – это город призрак. Раньше, при советской власти, здесь было 12-14 тысяч жителей. Здесь стоял авиационный полк. Теперь жителей около 300. Хорошо это или плохо? Трудно дать однозначный ответ. С одной стороны, жалко город-призрак с кварталами брошенных пятиэтажек. С другой – хорошо, что нам больше некого пугать авиацией, и тратить на это огромные деньги. С третьей стороны, местные говорят, что стала восстанавливаться экология этого места. Тем не менее, мы, люди побывавшие на Ледовитом океана благодаря тому, что Амдерма есть, говорим вместе с ее жителями: Амдерме быть!

amderma

Местные вообще интересные люди. Они живут особой жизнью. Например, глава администрации подвел меня к карте и сказал: никто не охраняет наш арктический берег! Приходи кто хочет, бери, что хочешь… И, правда – сразу за океаном - Канада! Империалистическая держава – того и гляди, придут люди (3000 км по дрейфующим льдам) и возьмут что-то. И назад, небось, утащат.

Утащат, например, наш родной минерал флюорит, который начали добывать здесь в 30ых годах, чтобы отказаться от импортных закупок. Что делать будем? Интересно, что в Амдерме... есть воровство. Мы не сталкивались, но местные предупреждали: ничего не оставляйте. До сих пор не понимаю, кто и что может воровать в поселке, где живет 300 человек, и до ближайшего поселка надо на вездеходе ехать часов 10 (если повезет). Невероятно! Может быть местные преувеличивают? Но проверять не стали, и то, что можно было (теоретически) украсть, с глаз не отпускали. Так и представляю - украл у нас в поселке кто-то велосипед... Боюсь, найдут ведь!

Хотя местные - есть местные. Такие же как везде на северах. Попросишь бензину для горелки - нальют, от денег откажутся. Придется настоять - нам вроде как, халява ни к чему. Мы не нуждаемся, скорее наоборот. Приветливые. Доброжелательные - нам удачи желали. Немного скучно им. Это у нас романтика - две недели вдали от цивилизации. У них будни. Подходят, расспрашивают. Как всегда люди разные: одни утверждают - на велосипедах, в Усть Кару? Ни за что не проедете! Другие говорят - лекго! Вот выйдете на наст, и покатите как по асфальту. Оптимисты и пессимисты: стакан наполовину пуст - стакан на половину полон.

живи кто хочет...

Миша на маршеАмдерма – это «островок», связанный с большой землей двумя авиарейсами в месяц. Продукты сюда завозят частники из Воркуты вездеходами. Цены – сказать, чтобы дикие – не сказать ничего. Хлеб 60 рублей, водка – 400-500, пельменей пачка свыше сотни. Зато люди здесь сохранили возможность радоваться простым проявлениям жизни. Например, с нами в самолете везли два букета цветов. Больших букета. Радость женщины их получившей среди длинной зимы – совершенно не такая, как у жительницы, скажем, Питера. Хотя надо сказать – букет летел несколько дней, кое какие листики подвяли… Но букет роз на берегу Ледовитого океана!

Вот местные люди, радуются маленьким человеческим радостям. А у меня в команде кто? Идем в зимнюю тундру на две недели, а эти «участнеги» не купили ни грамма водки! Не подумайте, что я пьяница, но поверьте моему опыту: в зимней тундре на 4х человек на десять-двенадцать дней надо иметь литр водки. Пришлось покупать из-под полы в местном магазине (официальная продажа запрещена).

По городу ездят два типа машин: «легковушки» – их роль выполняют полноприводные Уралы, и «грузовички» – гусеничная техника. Еще много народа ездит на снегоходах. Телефоны у многих спутниковые. Стоит ли говорить, что к моменту нашего прибытия на побережье, спутниковые телефоны на две недели были практически отключены, о чем свидетельствовал плакат на местном магазине.

В поселке замечено три ребенка. Им конечно скучновато - пришли к нам поговорить. Потом пошли провожать нас на море, показывали где у них что. Где пристань, где купаются. Нигде в этих местах на велосипеде ездить нельзя.

Остановились мы в Амдерме в отеле «Хилтон Лазурно-Арктическая» на берегу океана. Выглянешь в окно – море… льдины плавают. Красота!

- Аня, мечтала ли ты, когда-нибудь отдохнуть со мною вместе на берегу моря в гостинице стоящей от него в 50 метрах?

- Да….

- Наслаждайся!

В городке есть бар, магазины, почта, дома и… остатки лозунгов коммунистической эпохи. Например, на одном доме было написано что-то наподобие: «Строитель, не срывай сроки строительства, вовремя вводи новые объекты». Не очень уместная ныне надпись. На других домах замечены портреты Маркса и Ленина. В центре поселка памятники: самолет, пушка, кусок флюорита (раньше здесь были шахты, где его добывали).

Маршрут.

Маршрут наш был прост – выходим из Амдермы и идем берегом моря. Вышли и пошли. Сразу скажу, то, что ехать нам не удастся, стало ясно практически сразу. Наст не держал велосипед, а голого льда не было. Льда не было, но красота в Арктике просто нереальная. Нет, как-то я не убедительно написал: Красота в Арктике такая, что клавиатурой не описать. Нет, опять как-то слабо. В общем, так: где я только не бывал от Арктики до вод Индийского океана, от Атлантики до океана Тихого, но такой красоты не видел.

Просто как наркотик какой-то, который опьяняет тебя и ты просто ощущаешь какую-то эйфорию. Небо нереальное, тени нереальные, берег весь в скалах, совершенно нереальных. В море припай, айсберги плавают, некоторые вмерзли в лед.

Меня красота местности тонизировала, и я как ненормальный бегал по обрывистому берегу в поиске мест, где можно ездить на велике. Нашел кладбище (сам бы лежал в таком красивом месте), нашел несколько зимовий, и даже пару мест, метров по 100, где прокатился на велосипеде. Все остальное – только пешком. Даже по самому уступу, где ветер срывает снег полностью, оставляя замерзшую тундру, ехать не удавалось. Мои коллеги медленно и печально шли береговым припаем.

полярное кладбище

Хуже всех, пожалуй, приходилось Шульцу, который шел с тележкой. Легче всех, вероятно, Кампи, который шел с двумя велолыжами, да и дохлый он какой-то. В смысле, мало весит. Зато идет сильно, и всю вторую половину похода именно он шел первым, сменив меня. Впервые за все совместные походы я увидел, что марафоны не прошли для нашего штурмана даром. Когда я скисал и расстраивался, Миша «подхватывал выпадающее знамя», и вел нас вперед.

В первый же день выяснились мои ошибки в формировании снаряжения. Мелкие ошибки, но тем не менее. Во-первых, я решил не брать с собой лопату, считая, что могу обойтись подручными средствами. Я обходился топором, котелком. Но когда надо было перелопатить два кубометра снега, чтобы откопать дверь в зимовье, то работать топором да котелками было не удобно. Затем, я, честно говоря, не предполагал, что берег океана забросан плавняком в таких количествах, что мы практически на каждой остановке у изб могли топить печи. Посему пилу я взял одну, и то, слабенькую. А плавник наоборот, весьма твердый. В этой связи, вечерняя заготовка дров была занятием не простым. Еще из ненужного снаряжения был спутниковый телефон, которым за почти две недели нам воспользоваться удалось буквально три раза. Остальное время он не работал. В остальном снаряжение у нас было превосходным, что в первую голову касается палатки «Буран» от Normal , и гортексовых костюмов от Salewa. Впрочем, все остальное было тоже на уровне. Обзор снаряжения помещен внизу страницы. А еще одна интересная статья о его стоимости располагается на сайте Активинфо.

В первый день «проехали» порядка 18 километров и заночевали в зимовье, указанном на карте как изба Третья Песчаная. Мелкие неприятности продолжались: пока я расчищал вход в избу, а ребята шинковали дрова, Аня стала разводить горелки. Конструкция была ей не знакома, и в результате получился отличный пожар. При тушении обе горелки были повреждены, однако у нас был полный ремнабор, и горелки удалось восстановить. Слава богу, снаряжение не пострадало. В общем, как лохи в самом деле.

Во второй день, 11 апреля, шли по самой интересной и красивой части берега. Это просто что-то невероятное! Скалы, море, обрывы. Перед самой избой Шпиндлера попался участок: справа обрыв, слева – море. А между ними – пятиметровый ледяной коридор. И мы идем по этому коридору, не зная, дойдем ли до конца, или придется карабкаться по обрыву.

Изба Шпиндлер какая-то легкомысленная. Нет в ней толстых бревенчатых стен. Зато ее не пришлось откапывать. Ребятам, правда, пришлось немного покуковать у ее стен, до подхода Ани. Мы загрузили тощую Аню в форточку, и ей удалось открыть примерзшую дверь изнутри. Зато внутри – комфорт! Сидим, печь горит, в окне звезды и луна, тепло.

12 апреля пейзаж стал немного более унылым, обрывы кончились, зато был большой береговой припай, конца которого не видать. И мы шли по льду, маневрируя между айсбергами. Сядешь посидеть рядом с открытой водой – а оттуда раз! Голова показывается! Какая то морская зверюга – котик, например. Вообще из полярной фауны видели много зайцев, размером немного меньше лошади... Нет, это я горячусь, пожалуй. Правдоподобнее написать, что полярные зайцы лишь немного не дотягивали размером до средней руки добермана. Интересно, что же они там едят? Вероятнее всего - рыбу, за которой охотятся, летая низко над водой. Во всяком случае, никакого иного корма на берегу океана не замечено.


Заночевали в избе Ливар, пройдя опять порядка 18 км. Ливар – изба, поставленная каким то исследовательским институтом. Мощная, надежная. Внутри огромная печь, столы, нары, две комнаты. С дровами не фонтан, правда, зато на стенах висит большой плакат «Рыбы Карского моря». Некий классификатор, по которому местный ученый отделял окуня от трески.

 

13 апреля мы поставили рекорд, пройдя 34 километра. Утром немного подморозило, но все равно не достаточно, чтобы нас держал наст. Обидно, что было невозможно использовать трещины во льдах. Был бы ночами мороз, не исключено, что мы могли бы ехать по ним аки посуху. Финишировали у большой, но полностью забитой снегом избы. Палатку поставили за ней в каком-то сарае. Так от ветра лучше было прятаться. Устали как собаки. На утро увидели, что мы – явно не первые велосипедисты в этих краях. Из-под снега торчал велосипедный руль! А надув в этом месте был вряд ли меньше полутора метров.

14 апреля утром стоял сильный туман. Воспользовавшись случаем, Миша повел нас по GPS куда-то к берегам Канады. Хорошо вовремя спохватился, и мы легли на правильный курс. Но вообще - интересное явление природы "белое безмолвие". В этот день приходилось не растягиваться, чтобы не терять друг друга из вида. Заночевали в палатке на берегу.

15 апреля берег стал совсем пологим. Часто его невозможно было отличить от моря. Одна какая-то снежная пустыня. Идти было тяжеловато. Может быть, давал о себе знать вчерашний «подвиг». Встали в абсолютно плоской местности, долго совещались: где кончается лед, а начинается земля. Почему-то, это казалось нам важным. Остановились в густом лесу (из-под наста торчало три голых ветки). По крайней мере, взгляд хоть за что-то цеплялся. Поставили палатку, я ее обнес снежными кирпичами. При добыче снега добыли и немного песка – значит все-таки стоим на берегу, а не на море.

Утром 16 апреля я встал первым, так как был дежурным. Вылез из палатки, а там – сильнейший ветер гонит сотни тонн снега в полностью очистившееся ото льда море. Береговой припай взломан и унесен. В такую погоду идти нельзя! Возвращаюсь в палатку и объявляю пурговку.

-Ага! Конечно, как тебе утром вставать, как готовить еду, так сразу придумываешь, пурга, метель, идти нельзя…

Подвергшись такой критике, готовлю завтрак. Позавтракали, народ стал выходить наружу, и пулей влетать обратно!

- Пурга!

Просто хорошо растянутая палатка, сконструированная под эти условия, стояла намертво, и внутри не казалось, что нас сейчас поломает и куда-то унесет. Ветер усиливался, а мне как назло надо было наружу по серьезному делу. Выхожу – нет, не реально. Заскакиваю обратно. Теперь я понимаю, почему у полярников иногда описываются довольно пикантные туалетные подробности, почему они придумывают различные хитрости. А за бортом не ураган, просто пурга! Рядовая для этих мест.

стоянка на Карском море

Стали играть в преферанс. Хорошо в палатке, уютно! Изредка так на улицу выходим по очереди, и назад! Поиграем, поедим, поспим. Потом опять поиграем. Миша ловит на приемнике «Голос свободной Кореи», еще какую-то гадость. Иногда продолжаем попытки отправить СМС на большую землю. Мало ли там нас потеряли.

На следующий день 17 апреля пурга продолжалась. Приняли решение допить всю имеющуюся водку. Получилось не по 30 грамм на нос как каждый день, а по 50. Опять спим, едим, играем. Играем, спим, едим…

Наконец, настал последний день на побережье. Погода устоялась, ветер стих, выглянуло солнце. Мы сложили палатку, и пошли уже не по берегу, а прямо по азимуту на Усть Кару. Идти было недалеко, примерно 14 километров, однако наст абсолютно не держал. В воздухе с самого утра был плюс. Я, как всегда, собравшись быстрее всех, пошел первым. Кстати, для меня не ясно, чем занимаются остальные люди, если я собираю палатку, и все равно собираюсь первым? Иду: шаг – по колено, шаг – по пояс. Выбираюсь, шаг – по колено, шаг – по пояс. Идти совершенно нереально, хоть ползи. Первым пошел Миша, который проваливался лишь по колено. За ним пошла след в след Аня, я пошел третьим, ступая уже на утрамбованные следы. Главное было не промахнуться! Ставишь ногу не совсем туда куда надо – и опс! Вновь проваливаешься по пояс. Шульц шел самым последним, и, пожалуй, ему было опять хуже всех. Прошли километров 6, дождались Шульца – он поднимает голову и с мольбой в голосе спрашивает:

-Ребят, мы хоть километр прошли?

Когда вышли на разлив реки Кары, то идти стало легче. К тому же, мы стали видеть постройки поселка. Скорость достигала двух километров в час. И вот, до поселка остается еще с километр, как мы видим, что на посадку заходит самолет на лыжах! О! Вот то, что нам надо, сейчас мы улетим отсюда, так как перспектив продолжать битву с раскисшим снегом не видно. Откуда-то взялись силы, и мы рванули за самолетом. Однако, самолет сел, сдал/принял груз, и сразу же улетел, сделав круг у нас над головами. Облом!

Заезжаем в поселок.

Есть большая разница между Амдермой и Усть Карой. Амдерма – дитя ненормальных 30ых, дитя пафоса покорения природы. Как там было? «Не надо ждать милости от природы, надо все у нее отнять». Не ручаюсь за точность цитирования, но смысл был именно таков. Отсюда каменные дома, городской уклад. Но и судьба соответствующая – изменилась конъюнктура, и нет города. Сначала как-то вышли из положения с флюоритом, а потом решили отменить завоевание мира. Городок опустел. А Усть Кара – исторический поселок, возрастом сотни лет. Поселок ненцев и русских, охотников, рыболовов. Дома деревянные. Весь поселок просто забит детьми, их на улицах десятки. С другой стороны, население бедовое. Университетов не кончавшее. Многие склонны к алкоголю. Интернет при поиске по словам «Усть Кара» выдает две местные новости: в поселке сгорела школа, и обнаружилась эпидемия сифилиса. Школа то черт с ней, а вот из за сифилиса, пожалуй, в поселке не разгуляешься…


Видеть, как местные работают довольно странно. Представьте картину – вы Гулливер. Или лучше я - Гулливер. Во мне почти 190 см роста. Я стою рядом с такими же парнями, которые приехали в этот край на вездеходе. И рядом местные жители грузят мешки с рыбой в кузов. Роста не более 170. Тощие, силенок мало. Другая картина – местный орудует топором. Его просто качает при каждом взмахе. Эффективность труда такая, что я только силой воли удерживаю себя от желания отнять топор и сделать все самостоятельно за несколько минут. А где же полярные люди, ходящие на белого медведя со столовым ножом? Где рыбаки выходящие на дырявой лодке в Ледовитый океан? Вот они, оказываются такие. Никогда бы не подумал. Все представлял их великанами!

Нам удалось поймать вездеход, который этой же ночью отправлялся на юг, в Воркуту. Отличные ребята, Вадим и Михаил, на своем вездеходе везли улов Наваги, и нас прихватили. Красиво ночью на зимнике – да и подмораживает! Выходя, мы постоянно трогали поверхность: держала бы или нет? И каждый раз приходили к разным выводам: то да, то нет.

Езда по зимнику интересна и стилем и встречами. Доехали до Кары (реки), остановились. Достали выпить, закусить. Поговорили за жизнь под звездами. Поехали дальше. Пара бутылок вина на пятерых не влияет на безопасность. Трасса – колея в снегу.

Встретили встречный караван: две машины, переделанные из тракторов Кировец, а между ними кажущийся маленьким «Урал». Посидели, поговорили. Есть романтика в такой жизни – тундра, зимник, жутковатая полусамодельная техника… Никакой цивилизации…

Зачем она тут?

К утру добрались до романтического места – брошенного города Хальмер Ю. раньше здесь добывали какой-то очень особый уголь, которого не было даже в Воркуте, в которой тоже уголек качественный. Михаилу довелось поработать здесь на шахте – снабжение, говорит, было отменное. Лучше чем в Воркуте. В магазинах джинсы даже продавали. Просто так – приходи, покупай. Не то, что сейчас. Теперь город состоит из одних руин, и знаменит тем, что лично Путин стрелял по нему ракетами с самолета, во время какого-то визита президента в войска.

Воркута встретила нас температурой в +7, капелью. Воркута, как ни странно, приятный город. Интересно, что в центре, среди старинных зданий встречаются сугробы высотой метров в 6, а то и в 7. Суровое видать место по зиме. А весной приятно – солнышко, тепло!

Завершился маршрут тем, что мы сели на поезд и отправились на юг, в Питер.

Надеюсь, когда-нибудь мы еще побываем в Арктике! Уж больно там красиво. И впечатление от этого даже велосипед не портит!

Немного статистики: пройдено 160 км. Пешком. Из них, я проехал на велосипеде 1 км, или чуть более 0.5% всего. Не повезло. Или просчитались. Или ехать по льду Океана нельзя? А как же Глеб Травин? Глеб Травин, конечно, великий герой, но значит ли, что он всю Арктику пронес велосипед на своих плечах? Конечно, Глеб не был «спортивным велотуристом», а просто путешествовал на велосипеде. Или с велосипедом. Для него важно было само путешествие, а не преодоление того или иного участка именно НА велосипеде, а не с велосипедом. Мы же, другое дело. У нас на дворе 21 век. Идти с велосипедом ныне не в чести. Но все-таки, надо будет попробовать еще раз. В другой год, в другом месте Арктики. Может быть повезет…

КОМАНДА ВЫРАЖАЕТ БЛАГОДАРНОСТЬ СПОНСОРАМ ЭКСПЕДИЦИИ, ФИРМАМ "NORMAL", "АЭРОФЛОТ NORD" , А ТАКЖЕ SALEWA, и ВЕЛОЦЕНТРУ БИВАК

 

Слово о Снаряжении

 

 

Для того, чтобы пройти предстоящий маршрут, нами собрано определенное снаряжение, о котором хочется рассказать.

Во-первых, надо отметить, что таких больших холодов, как были у нас на Полюсе Холода здесь, конечно, не будет. С другой стороны, на побережье Карского моря часты метели и постоянно сильный ветер. Наконец, в конце маршрута, на самом юге, в Воркуте, уже ожидается теплая погода. То есть, днем до +5, и более, ночью – минус. В целом не лучшая погода для путешествий.

Палатки. К экспедиции готовятся две палатки производства фирмы Normal (Санкт-Петербург). Они разработаны на базе стандартной модели палатки «Буран», но доработаны для данного похода. Изменена конструкция выходов, заменены молнии, пришиты ветрозащитные юбки, сделан специальный «переходной тамбур», чтобы мы могли во время пережидания метелей переходить из одного объема в другой. Кроме этого, «Буран» изначально имел усиленный каркас на четырех дугах, рассчитанный на сильный ветер. В целом, я полагаю «Буран» близким к идеалу для наших целей.

Горелки – мультитопливные, разных брендов. Одна Optimus, вторая – купленная где-то за границей продукция неизвестного нам производителя. Однако, прошедшая у нас тестирование, и в целом работоспособная.

Пенки. Обычные пенки толщиной 15 мм производства ПИК-99.

Спальники. У каждого члена команды спальники свои. Я, в частности, иду с новым спальником Гоби -3XL (Снаряжение). Это кокон, наполнитель: Нolofibre, 3 слоя, Вес: 2,35 кг, Температура комфорта: -15...+10 С. Считаю его бюджетным решением вопроса. Да и ночей, с температурами много ниже, чем заявленная температура комфорта (-15) градусов, ожидается не так много.

Рюкзаки. Команда оснащена рюкзаками Трек-90 производства ПИК-99. Это традиционный для команды выбор: нужный объем, хорошее качество изготовления, система переноски на спине (может оказаться весьма актуальной), плавающий клапан.

Кроме рюкзаков мы берем санки, для того, чтобы везти часть груза не на велосипеде в рюкзаке, а буксировать за собой. Санки берут не все члены команды. Зачем они нам? Главная цель – провести тест. Известное дело, что лыжники часто тащат за собой санки, а не несут груз на спине. В нашем случае интересно облегчить нагрузку на заднее колесо. Может быть, это поможет нам меньше проваливаться под наст. На тесте у нас – санки-волокуши производства Терра (Санкт-Петербург). Это санки из тезы (ткань, известная также под именем «Совтрансавто»), внутри проложены пенкой. Имеют шнуровку для регулирования размера, буксируются на тросе. Тест есть тест – и гарантировать удачную работу, конечно, нельзя. Но интересно попробовать.

Одежда. На головах у нас шапки производства Satila из виндблока и пайла. На «полюсе холода» мы шли с шапкой Blizzard SVS, которая работала хорошо. Нынешняя модель стала лучше, так как у нее делаются боле длинные «уши» и есть завязки. Эдакая супертехнологичная «ушанка». Это решает проблему, с которой мы сталкивались в походе на Полюс Холода: когда шапка крутится на голове, то периодически обнажает мочки ушей, что на восточно-якутских морозах доставляло неудобства. Приходилось все время помнить о наличии ушей и проверять время от времени как шапка сидит. В этот раз такой проблемы не будет. Как завяжем, так и будет сидеть, и никак иначе.

На теле несет службу «кинетическое белье», так называют вариант термобелья производства Satila. Это белье рассчитано на людей, которые активно двигаются. То есть сильно отводит влагу, и не сильно греет. Должно быть, хорошо именно для наших условий. Я с собой беру два комплекта термобелья. Иногда случается такая погода, что в термобелье и мембране холодно, а в трех слоях термобелье – полартек – мембрана – жарко. Тогда я в нарушении правил одеваю два термобелья и мембрану. Но это, как говорится, «каждому свое».

Мембрана и полартек у нас от фирмы Salewa. Вот что о ней пишет производитель: Salewa куртка Survey GTX . Альпинистская куртка с мембраной GTX, благодаря вставкам из Gore-Tex 2l Stretch в местах наибольшего натяжения, прекрасно сидит и обеспечивает максимальную свободу, дополнительная вентиляция на рукавах и по бокам. Непромокаемые молнии и проклеенные швы обеспечивают полную герметичность. Отстегивающаяся снегозащитная 'юбка' с эластичным соединением, светоотражающая отделка Думаю, что смущаться словом «Альпинистская» не стоит. Ни один производитель не делает специальные куртки для арктических велопутешествий. Куртка имеет довольно удобный крой, удачную для велосипедиста расцветку, и достаточно мощную мембрану, работоспособность которой мы и проверим на себе. В качестве штанов используются оставшиеся в наличии с Полюса Холода штаны самосбросы. Низ штанов закрыт гамашами (Salewa). Флисовые куртки у нас также от Salewa.

Нами также используются теплые безрукавки с капюшоном от Normal. Это отлично работающая для велосипедиста одежда. Остановился на стоянке – снял мембрану, вывернул, чтобы сушилась, и тут же одел жилетку. В ней же можно и ехать, когда солнце сильно греет.

Обувь – наша болевая точка. Очевидно, необходимо иметь треккинговые ботинки и резиновые рыбацкие сапоги. Есть мнение, что ввиду ранней весны и позднего отлета команды на север, некоторое время нам придется идти по активно тающей тундре, что может быть довольно мокро. Каждый член команды решает обувной вопрос самостоятельно. О результатах мы обязательно напишем в «Обмене Опытом».

Перчаток у нас по два комплекта. Первый – Виндблок, второй – верховые варежки, которые надеваются поверх перчаток, на случай больших холодов. Берем с собой также горнолыжные неопреновые «намордники» и солнцезащитные очки с большим коэффициентом поглощения ультрафиолета. Это, соответственно, чтобы спасать кожу лица (особенно тем, у кого нет бороды) и глаза, на случай, если солнце мы все таки увидим. Вот собственно и все, что можно сказать о нашем снаряжении.

Пара слов о велосипедах (В свое время мы напишем о них подробнее). Мы идем на велосипедах Marin, прошедших модернизацию в Биваке. Кроме того, мы используем для переднего колеса специальную лыжу, изобретение петербургского конструктора Сергея Викторовича Левичева. Возможно, это поможет нам двигаться по снегу, которого обещают нам много. Впрочем, мы уже привыкли к тому, что прогноз дает нам самую негативную погоду, куда бы мы не поехали. В данном случае мы боимся снега, который может лежать толстым слоем и мешать нам ехать. Так вот, прогноз уже говорит, что в Амдерме снега выпало больше нормы.

Интересно отметить, что собираться ныне в поход – одно удовольствие. Снаряжение есть, его много. Весь вопрос в деньгах.

Нельзя не сказать большое спасибо и спонсорам. Фирме Normal, официальному спонсору проекта, которая специально для нас переделывало свои модели снаряжения. Спасибо фирме КАНТ за предоставленное снаряжение от Salewa, спасибо фирмам Satila, ПИК-99, Терра, "Снаряжение".

Приятно ехать в поход, когда тебя провожает весь город.

 

 

Руководитель команды Илья Гуревич spbfp@atlant.ru

 


Экстремальный портал VVV.RU
ВелоПитер - виртуальный велотуристский клуб Илья Гуревич [ilia.velotur@gmail.com]
ВебМастер: Алексей Кочетов [www.phpbee.org]
Вопросы рекламы: Анна Кононова [akononova@yandex.ru]
(C) ВелоПитер, 1997-2015