ВелоПитер - home  
КЛУБ ПОХОДЫ ФОРУМЫ СНАРЯЖЕНИЕ ДРАЙВ ВЕЛОТЕХНИКА ВЕЛОТУРЫ
О клубе
Клубный реестр
Клубные мероприятия
Проведение велопробегов
Фестиваль "ВелоПитер"
Рекомендовано ВелоПитером
Опросы
Снаряжение

Вход

Велопитер в Твиттере






ActivEInfo - каталог магазинов и свежая информация о товарах  для активного отдыха

"ЛЕДОВИТЫЙ ОКЕАН-2003". июль - август 2003 года.

Илья Гуревич, "Байк Шоу", участник … такой бейдж нашел я у себя в кармане куртки еще в поезде, до того как поход начался. Да, случайных совпадений, наверное, не бывает. Во всяком случае, в том, что в горах полярного Урала и в тундрах Ямала у нас будет натуральное "байк шоу" я уже не сомневался.

Немного истории. Задачей похода являлся тест - может ли горный байк идти по тундре, аки посуху? С чего такие странные идеи? Если вы посмотрите телевизор, какую-нибудь программу о жизни народов крайнего севера, то увидите, что передвигаются они зимой и летом на санях. Конечно, не по дороге, а прямо по тундре, говоря туристским языком - по азимуту. При этом создается ощущение, что сани не очень-то и проваливаются. Ну а байки? Удастся ли нам проехать по тундре, также как мы уже ездили по азимутам и колеям геологических машин по пустыням и степям? Ответ на этот вопрос и был основной целью похода.

Настоящая тундра есть у нас, например, на Ямале, куда мы и направили свои взоры. В результате родилась нитка маршрута, получившая название "Ледовитый Океан 2003". Сначала планировалось пройти по горам Урала, затем "свалиться" на равнину, далее выйти на полуостров Ямал, где "поймать" строящуюся дорогу "Обская - Бованенково", по которой доехать до реки Ёркутаяха, и далее по азимуту выйти на мыс Рок на побережье Карского моря Ледовитого океана.

Вот на схеме маршрута изображено: зеленая линия - совпадение запланированного маршрута и реально пройденного. Красная линия - план. Синяя - реально пройденная.

Весь маршрут лежал за полярным кругом, а также подразумевал почти полную автономку, которая прерывалась только в единственном поселке на нашем пути - фактории Лаборовой.

Технический отчет об экспедиции "Ледовитый Океан 2003" можно прочитать на сайте "Российский Туризм" по адресу: http://www.tourism.ru/phtml/users/get_report.php?177

 

Там, где пехота не пройдет, и конница не промчится
турист на брюхе проползет и ничего с ним не случится.

Михаил Компаньёлович преодолевает "каменный брод" - размыв дороги
Надо сказать, что горы Полярного Урала не часто манят к себе велосипедистов. Все таки, наш брат все больше по более жарким местам катается. Для нас же, (команды "Бивак Экстрим") специализирующейся именно на зимнем велотуризме, поход на Полярный Урал должен был стать "теплым". В самом деле, трудно даже вспомнить, когда у нас последний раз в походах температура была плюсовой. Если здешний климат нас не сильно беспокоил, то вот состояние дорог вызывало сомнения. Опыт подсказывал, что идти по горам Урала будет относительно просто, а вот по натуральной тундре... Не придется ли нести велосипеды на себе, как уже не раз случалось в наших походах? Кстати, байки для этой экспедиции готовились в Петербургском Велоцентре "Бивак". На нашем вооружении стояли три байка Marin, один тестовый Author, и один Wheeler. Все байки с тяжелой судьбой: четыре из пяти прошли зимний поход по Приуралью, пятый бороздил просторы пустынь Астраханской области. Однако вся техника прошла капремонт в мастерских нашего Генерального Спонсора - "Бивака", и была в целом адекватна задачам.

Итак, 25 июля мы выехали Воркутинским поездом из Петербурга, и 27 вечером вышли на маршрут со станции 110 км. Разумеется, когда рвешься в бой, судьба тебе препятствует: поезд опоздал почти на два часа.

Первые 35 километров пути идут по старой дороге на Харбей. Она потихоньку забирает вверх, и здесь, в заполярье, это очень сказывается на растительности. Сначала нас окружают чахлые леса, затем они становятся все ниже и ниже, сменяясь горной тундрой. Эти километры можно было бы вообще пролететь за пару часов, если бы не довольно большой брод через Малый Пайпудын, и не "прорехи" в дороге вызванные весенними водами. Создается ощущение, что вода проходила через дорожную насыпь как нож сквозь масло, оставляя после себя нагромождение камней. В таких местах приходилось просто тащить на себе велосипед, что с учетом веса рюкзаков было не легко, и отнимало время. С другой стороны - мы за полярным кругом! "Дня много" - можно ехать хоть до полуночи. Солнце скрывается за горами, но темени все равно нет. На стоянку встали за бродом через Большой Пайпудын. Вроде как эпитет "Большой" обязывает, но перейти через него было даже легче, чем через Малый.

Следы обитателей тундры: справа медвежьи, слева - байкерские

Утро второго дня начали с ремонта. На одном из байков титановый багажник срезал болт крепления. Неприятная пломка, да к тому же болт застрял в теле байка, и выудить его оттуда не удалось. Проблему решили наложив на "больное место" байка проволочный компресс. Он, кстати, держал дальше весь поход.

У ручья Золотого мы трогательно попрощались с дорогой и поехали по вездеходным следам. Потихоньку приноровились: вспомнили, как лавировать между камней, и как на скорости пролетать болотистые участки. Едем, тем не менее, довольно медленно. То пробуем найти "срезку", чтобы сократить наш путь, то Паша пробивает камеру. Наконец, при спуске в долину Лонготъегана мелкие проблемы достигают своего апогея: Паша разрывает заднюю покрышку по корду, а Миша клянется, что в глаза не видел толстую иглу из нашего ремнабора. Ситуация неприятная: весь путь впереди, а у нас довольно тяжелая поломка. К тому же прочные и толстые нитки остаются не у дел. Перебрасываем заднюю покрышку вперед, переднюю назад. Затем я зашиваю покрышку тонкой иглой, и, как следствие, бытовыми нитками. Пришиваю кусок тонкой резины... но будет ли держать? "Мой тест" нитки не проходят - я без большого труда рву их руками. А толстая и прочная нить валяется без дела в ремнаборе. Обидно, однако!

Впрочем, видать просто место такое, "гиблое", я б сказал. Все здесь ломается и портится. Проезжаем мимо чумов местных жителей, и видим, что к нам направляются люди. Вроде как, не хорошо взять и уехать. Останавливаемся, ждем. Выясняется, что у местных зырян-оленеводов сломалась рация, и они просят нас передать в штабной чум, бригадиру эту радостную весть. Что ж, приятно что проблемы с техникой не только у нас! И еще приятнее, что мы чем-то можем помочь тундровикам! Быт у них не легкий. Впрочем, а "кому щаз легко?". Вот мне, например? Да, мне было легко, пока я по ошибке не открыл свой фотоаппарат, в котором была полностью отснятая пленка. Портреты местных жителей и их чумы, пейзажи и изображения велосипедов растворились, в буквальном смысле слова, на солнышке. Тысяча проклятий! Как я мог открыть фотоаппарат? Этот случай чуть не привел к жертвам в нашей команде. Желая поддержать меня морально, Саша Кутищев спросил: "Но ведь аппарат-то был без пленки?". Только полное напряжение силы воли помогло мне просто послать Сашу (живого и здорового) от меня подальше с такими вопросами. Минут тридцать народ обходил меня стороной, описывая большие круги.

Но вернемся на маршрут. Пока "дорога" (здесь и далее имеется ввиду дорога - колея от вездехода) шла горами ехать было довольно просто и интересно. Но вот мы спустились в долину Лонготъегана. А здесь уже - махровое болото. Кое-где едем, но больше - тащим велосипеды на себе. Правда, вскоре, мы пересекли реку и поехали по левому берегу, где дорога вполне проезжаема на байке.

Итак, еду я первым, рассекаю так сказать по вездеходной колее в послеполуденной жаре. Вдруг вижу: из кустов метрах в пяти от меня куда-то неразбирая дороги улепетывает медведь. Ну, думаю, дела. Три дня не брился, и уже медведи в лесу от меня шарахаются. А что будет если человека встретим? Удар наверное его хватит.

Из долины Лонготъегана в долину Хадаты дорога идет не вдоль реки, а режет угол через горы. Несмотря на то, что вверх приходится идти пешком, мы нагоняем график! Переходим вброд довольно широкую Хадату и становимся лагерем на ее берегу. Тут же прилетают комары размером, вероятно, с орла (ну, может быть, немного болевшего в детстве).

Русский с зырянином братья на век!
Саша Кутищев у чума.
Местные постигают байкерскую науку...
Примечание: это не адский огонь внизу на фотографиях. Это следы вскрытия фотоаппарата на солнышке.

29 июля. Третий день. Сегодня утро начинается хорошо. Я бы сказал даже, что утро начинается героически. Героем утра стал Паша. Он рванул на себе полартековую тельняшку, и прямо глядя в наглые завхозьи глаза сказал: сегодня утром мы будем есть мясо, и мясо это я достаю из неучтенки! Сопротивление бесполезно! И в самом деле, возгласы Кости о том, что "утром есть тушенку бессмысленно", как-то потонули в общем одобрительном реве остальных участников похода. Да, как приятно иногда предаться бессмысленному занятию прямо с утра!

Выезжаем как лохи. Нет, хуже: выезжаем как люди, которые никогда в велопоходы не ходили, хотя помню точно: мой первый велопоход состоялся ровно 11 лет назад. Итак, утром ранним Миша и Cаша устраивают копание в своих вещах. Меня это броуновское движение участников похода от одного рюкзака к другому раздражает, и я решаю выдвинуться потихоньку вперед, дабы стимулировать народ собриаться побыстрее. Помогает, но только отчасти. Саша, очевидно, в порыве желания меня догнать, так нажимает на педали, что рвет цепь. Будучи механиком, сам цепь укорачивает, и движение в нужном направлении продолжается. Все идет хорошо, правда недолго. Километрах в трех от лагеря, Миша обнаруживает, что он забыл на стоянке... рюкзак. Ну, дело житейское, надо вернуться назад, затем нагнать группу. Так и происходит. Однако 3 км в одну сторону и три в другую, по дорогам тамошнего качества - час времени. Впрочем, я на судьбу не в обиде: пока раздолбайская гвардия разбиралась со своими вещами, я добрался до чума бригадира, где провел небольшую фотосессию.

Мне повезло - я попал как раз на момент проведения ремонтных работ. Зыряне ремонтировали оленя. Как это происходит? Довольно просто: бригадир - зырянин с удивительно добрым лицом и замечательной улыбкой, посылает своих сыновей или просто молодых рабочих, изловить в стаде одного хромающего оленя. Делается это при помощи обыкновенного лассо. Отмечу, что сыновья не тратят временни даром и "залассовывают" животное с первого раза. Затем приводят его к чуму, где втроем валят на землю. Зырянин - бригадир осматривает оленя и показывает мне ранку на копыте. Правда - поранился олень! Не удивительно - пол тундры засыпано битым стеклом. Бригадир достает нож и вскрывает рану. Затем делает зверушке укол. Все, ремонт окончен, олень ковыляет обратно в строй. Вероятно через денек другой и перестанет хромать! Ну а не перестанет, то, как я понимаю, это тоже не большая проблема. Если оленя нельзя вылечить, то его можно съесть! В тундре жизнь проста и незамысловата!

Оленеремонтные работы в картинках. Фото Змея Гуревича.
 
Этап первый "Залассовывание оленя"
 
Этап второй: трое на одного!
 
К этому оленю я полз на карачках. Именно поэтому у него такое удивленное лицо.
 
Бригадир кажется доволен своей работой по восстановлению ходовой части оленя.

Итак, пока я проводил фотосессию, Миша нас, наконец, догнал. Группа воссоединилась и двинулась дальше в горы. Колея пересекла очередной раз речку и постепенно начала подъем на перевал. Места довольно красивые. Ущелье узкое, справа и слева горы, на них лежат снежники. Сразу за перевалом дорога заметно ухудшилась, а потом... потом начался вновь подъем! Это было неприятной неожиданностью, так как мы уже настроились на спуск и бивак. Без особого настроения преодолеваем этот "бонус", который к тому же приходится частично идти пешком - больно поганое покрытие. Зато остановились в приятном месте на берегу реки, недалеко от Щучьих озер.

Брод

30 июля. Утро началось с радиальной поездки на Щучьи озера. Не ездил только Паша, который осваивал смежную профессию зашивателя порванных покрышек. То есть там, где я шил накануне, покрышка держалась, но она разошлась в двух новых местах. Щучьи озера - красивы, ничего не скажешь. Вода прозрачная, чистая, вокруг горы. Температура воды адекватная положению озера - очень холодная. Окунешься в нее - и пулей на берег. А на берегу руины каких-то домов. Удивительна страсть освоителей полярных земель к убогого вида строениям. Не очень понятно, что мешает сделать все тоже самое, только красиво и аккуратно...

После радиалки посчитали дни - похоже до океана не дойти. Количество дней ограничено, а до Карского моря еще далеко. Я предложил интенсифицировать поход и "вломить со страшной силой". Предложение, однако, не возымело действие на подсдохших накануне спутников. К тому же, через несколько километров после стоянки дорога резко ухудшилась, и началась стадия переноски велосипедов на себе (в народе именуемая "велопонос"). Конечно, это не добавило нам скорости. Бредем по болоту, под ногами хлюпает, о том, чтобы ехать разговора просто нет. Настроение у меня почти на нуле. Ползем на очередной перевал. Вечереет. Останавливаемся на ночлег в натуральном болоте, которое даже тундрой назвать язык не поворачивается. Похоже, океан нам и правда не светит. Жалко расставаться с мечтой.

 

31 июля. Взяли перевал, недовзятый накануне. Курс - фактория Лаборовая. Спускаемся. Здесь даже можно ехать! Я отпускаю группу вперед и еду сзади игнорируя и глубокие колеи и огромные камни валяющиеся на дороге. Класс! Два километра еду "с душой", проезжая там где проехать нельзя. Останавливаюсь для переправы через ручеек... Титановый багажник сломан, пенки нет. Бросаю велосипед и пешком иду назад. "Господи! Хоть бы пенка была не на самой вершине! Хоть бы я потерял ее где то внизу".... перед самым перевальным взлетом мои молитвы были услышаны - пенка выпала из креплений когда я перескакивал через глубоченную колею. Пока ходил туда - обратно, прошел час. Смотрю - коллеги меня уже ищут! Спасибо, очень приятно, когда к тебе на помощь спешат друзья.

Вот тебе, Змей Гуревич, тестдрайв в тундре.

Потихоньку выезжаем, или правильнее сказать, выходим, из гор Урала, а впереди открывается холмистая равнина. Назовем ее Ямал. Здесь, одно из самых красивых мест, что мы посетили на Урале. Сзади горы, впереди - дали голубые, озера, холмы покрытые редким лесом, сковзь них просвечивают чумы местных жителей. Красоты места немного скрадывает дорога: 300 метров болота мокрого, 300 метров болота сухого. По сухому болоту еще можно как то ехать, а вот мокрое доставляет много неприятных эмоций. Вот тебе, бабка, и Юрьев день! В смысле, вот тебе, Змей Гуревич, и тестдрайв в тундре. Да, на пустом байке по тундре можно проехать сколько-то метров, особенно в сухой части. В мокрой же - практически тоже самое что и на наших болотах. Ехать по тундре, как сухой так и мокрой совсем уж по азимуту - дело довольно сложное. Проедешь несколько десятков метров - и на отдых. А вот след от вездехода помогает. Он как бы придавливает кочки, выравнивает их. По вездеходному следу можно вполне успешно ехать на сухих участках, со скоростями до 15 км/час, а на спусках и более. На мокрых же, колея "заростает" каким-то торфом, который совсем в низинках превращается в жижу, в которую велосипед можно легко погрузить выше чем по втулки. Какая уж тут езда!

Группа растягивается. "Кабан" Бекетов маячит длеко впереди. За ним рассекает Паша. За Пашей - Миша, за Мишей - Саша. Я иду последним. Этому в большой степени сопутсвуют морошковые поля. Как пройти мимо поспевшей ягоды? Невозможно. Попасусь пару минут - нагоняю группу. И так раз 40. Наконец, выходим к реке Щучьей, на которой нам суждено стоять лагерем. Красивое место! Река течет в высоких берегах, которые покрыты лиственницами. Красота! Кроме того легкий ветерок немного отгоняет мошку. Метрах в 400 от нас стоянки местных жителей. Они, вероятно, тоже ценят красоты ветренных мест.

32 июля (1 августа по обычному летоисчислению). Исторический день! Мы выходим в цивилизацию - к фактории Лаборовая. Фактория - место где жители тундры запасаются продуктами в магазине, здесь же есть школа, дизельная электростанция и около 20 домов. До фактории идем довольно быстро, в некоторых местах вполне можно ехать. Вот вновь река Щучья. Мы с одной стороны, поселок с другой. Река не широкая, метров 30. Первым в бой отправляется Костя. Три шага - и Костя по горло в воде. Нет брода. Костя пытается еще раз ниже по течению: пять шагов, и Костя вновь по горло в воде. Раздеваюсь я. Думаю, попробую выше по течению. На брод не похоже, но с другой стороны реки колеи подходят именно туда. Делаю семь шагов, погружаюсь по уши и меня сносит течением. Выплываю обратно с круглыми от холода глазами. Нет брода! Возвращается Костя - он нашел брод в двух километрах ниже по течению. Брод чуть выше пояса, и шириной метров 80. Я хожу челноком - сначала переношу рюкзак, потом - байк. Саша привязывает к байку надутую камеру и переходит реку за раз. Сам идет с рюкзаком, а байк сплавляется на веревочке. Забавно и эффективно, но для байка не полезно. Впрочем, мы и так их купали по несколько раз на дню.

За бродом - "призовая игра". Участок от брода до поселка - дикая болотина! Вот уж чего не ожидали, что самый поганый участок пути будет в такой близи от цивилизации!

Почувствуйте грань между цивилизацией и "дикой природой". Вот до Лаборовой остается 50 метров, но это еще полное болото. 30 метров? Мы все еще ломим со страшной силой через какие то буераки. 20 метров? Начался подъем на холм, на котором стоит поселок. Есть тропинка, но легче не становится из-за большого уклона. Наконец, ступаем на твердую землю. Вот шаг из болота в цивилизацию. Один шаг отделяет тебя от тундры и бездорожья, до цивилизации! Пусть глухой поселок, но отсюда есть гравийная дорога! Пусть до ближайшего населенного пункта (тоже большой "дыры") около 160 километров - но это ерунда! Мы в цивилизации!

Затариваемся едой, перекусываем на озерце, и в путь. Нас остается четверо: Миша Каменцев решает проехать эти 160 км в режиме "нон стоп", так как опаздание на работу грозит ему увольнением.

- Миша, не страшно ли тебе одному в ночи ломить по неизвестной дороге? Ведь на ней могут люди повстречаться - мало не покажется! Это ж не тундра с медведями? Это цивилизация! Убьют за кошелек, и дело с концом. Не страшно?
- Глаза начальника, который спрашивает о том, почему я опоздал на день на работу - страшнее!
- Ну, в добрый путь! Бывай здоров!

И Миша укатывает по дороге вперед. Мы тоже катим, но не тропясь. Приятно так - едешь по гравийке и знаешь, что если надо будет вломить - вломим. А пока не надо - можно ехать себе в удовольствие. Вскоре грунтовка выходит на ТрансЯмал - это "великая трасса", которую строят газовики на Ямал. По ней мы должны были повернуть на север, к Ёркутаяхе. Трасса - та же насыпная грунтовка, ехать можно без проблем. Рядом идет железная дорога. А мосты у них совместные: автодорога подходит к железнодорожному мосту (или наоборот) и идет прямо по рельсам. Впрочем, скорости передвижения здесь такие, что на безопасности это не отражается. Поезд идет не более чем 30 км/час. Нас обгоняет с трудом! Поворачиваем на юг, в Лабытнанги.

На ночлег останавливаемся... Да, на ночлег останавливаемся опять на реке Щучьей! Такая у нас Щучья судьба в этом походе. Как вышли от Щучьих озер, так и не расстаемся с рекой из них вытекающей. То вброд ее пересекаем, то стоим на ее берегах. Жалко только рыбу не ловим - нечем.

33 июля (2 августа). Последний ходовой день. Мы катим по ТрансЯмалу. Довольно красиво: справа горы - слева тундра. Время от времени пересекаем речки. Дело движется к обеду. На очередном перекусе Костя объявляет, что у нас больше нет газа в Кемпингазовских баллонах. Перспектива остаться без обеда заставляет народ провести расчет, из которого следует, что у Кости должен быть в заначке как минимум один целый баллон. Я сочиняю по этому поводу стих, в виде подражания величайшему из современных российских поэтов - Игорю Иртеневу:

Был Кандид завхоз отличный
Им гордился весь народ!
Гречку, сало и тушенку
Взял Кандид с собой в поход!

Если б так и дальше длилось,
Стал бы он "герой еды",
Но однажды приключились
С нашем Костею - кранты!

Дело было на Ямале,
Во субботу, как то раз,
"Пролюбил" завхоз Бекетов
Наш последний Кемпингаз

Есть местечко на Ямале,
Прямо тундры посреди,
Где большое сердце Кости
Замерло в его груди

И сказал глава похода
Потирая левый глаз
Так с любым завхозом будет
Кто протратит Кемпингаз!

Исскусство - великая сила, и оно заставило жестокосердного завхоза достать на свет божий последний баллон.

Вечереет, на счетчике уже за сотню. Приближаемся к обжитым местам. Вот, на горизонте уже видна станция Обская. От нее до Лабытнангов около 10 километров асфальта! Когда на счетчике появились цифры 126 км дневного пробега мы прибыли на вокзал. Дальше были поезда: сначала "подкид" до Сейды, затем восьмичасовое ожидание питерского поезда и 48 часов пути на нем. 5 августа вечером мы прибыли на Московский вокзал. Очередной этап подготовки к экспедиции "Полюс холода - 2004" завершен.

Команда благодарит генерального спонсора экспедиции "Велоцентр "БИВАК" за предоставление и подготовку техники, а также за финансирование тестдрайва.

В экспедиции принимали участие: Илья Гуревич и Константин Бекетов (руководители), Павел Милькин (связь с общественностью), Миша Каменцев (Навигатор), Саша Кутищев (Механик). А все вместе - это команда "Бивак Экстрим"

Следующий проект команды зимний велопоход - "Полюс Холода - 2004"

Руководитель команды Илья Гуревич spbfp@atlant.ru


Экстремальный портал VVV.RU
ВелоПитер - виртуальный велотуристский клуб Илья Гуревич [ilia.velotur@gmail.com]
ВебМастер: Алексей Кочетов [www.phpbee.org]
Вопросы рекламы: Анна Кононова [akononova@yandex.ru]
(C) ВелоПитер, 1997-2015