ВелоПитер - home  
КЛУБ ПОХОДЫ ФОРУМЫ СНАРЯЖЕНИЕ ДРАЙВ ВЕЛОТЕХНИКА ВЕЛОТУРЫ
О клубе
Клубный реестр
Клубные мероприятия
Проведение велопробегов
Фестиваль "ВелоПитер"
Рекомендовано ВелоПитером
Опросы
Снаряжение

Вход

Велопитер в Твиттере






ActivEInfo - каталог магазинов и свежая информация о товарах  для активного отдыха

Казаков Георгий: Светогорск - Костомукша - 2007


Подробный маршрут:

СветогорскImatra — 6-й веломаршрутRautjärviParikkala — 14-й веломаршрутPunkaharju — дорога № 14, Savonlinna — дорога № 71, Kerimäkiдорога№ 6 — дорога № 486 — Tohmajärvi — дорога № 70 — Niirala — дорога № 500, Värtsilä, Saarivaara, Mutalahti — дорога № 5004 — Ilomantsi — дорога № 522, Hattuvaara, HatunkyläLieksa — дорога № 73 — Nurmes — дорога № 75 — дорога № 76 — Kuhmo — дорога № 912 — дорога № 9121, радиалка — дорога № 912, Lentiira, Saarivaaraрадиалка в сторону Malahvianvaaraрадиалка в сторону Suomussalmi — дорога № 9127 — лесные грунтовки — дорога № 9124 — дорога № 89 — VartiusКостомукша.

Велосипед:

рама от в/д «Спорт», вилка «Украина»

руль стальной туристический «буйволовы рога», лежак “Triathlon”,

седло с чехлом, подседельник от «Камы»,

Система «Sora» 52-39, педали Shimano-PD-M 324, переключатель передний ХВЗ,

Кассета Shimano Alivio 2005 г 11-30 (8 ск)., переключатель задний Shimano Altus combo,

Передняя втулка Shimano Tourney, задняя Shimano 105,

Обод передний «Alex Rims 2100», задний «Remerx Panther» пистонированный, тормоза клещевые ободные,

крылья штатные «Турист»,

Багажник задний алюминиевый импортный,

Багажник передний штампованный советский,

Планшетка для карты из “LIDL” (куплена на бомжатнике на Удельной) — установлена на передний багажник,

Передний и задний маячки, 2 передних фары, зеркала круглое и плоское

Снаряжение:

Палатка «трижды один» фирмы «ПИК-99», коврик – пенка 500*1500*8 мм

Зимняя полиэтиленовая рыболовная палатка-мешок (стенка примерно 1.4*2.3 м),

спальник-одеяло нонейм синтепоновый двуслойный — из «Ленты»,

горелка газовая «Kovea TKB-9703-1» с переходником под баллоны «Еврогаз» в котелке армейском шведском с крышкой, чайник металлический эмалированный заварочный 0.5 л,

кружка, ложки чайная и столовая, ножи, маска и трубка, мочалка, мыло, зубная щётка, паста, бритва, фотоаппарат «Canon EOS 300 D» в футляре с лямкой, мобильный телефон, зарядники к тому и другому, ремнабор, аптечка, накидка от дождя фирмы «ПИК-99», зонтик, тросик-замок,

велочехол «ПИК 99 XL», рюкзак вело «Трек-85» с чехлом от дождя, сумка подрамная «Yukon» большая, изолента, верёвки

Одежда:

2 велофутболки, цивильная рубашка, джинсы — 1 пара, штаны х/б рабочие — 1 пара, куртка х/б — 1 шт, велотуфли — 1 пара, кроссовки — 1 пара, сандалии спортивные — 1 пара, бельё, плавки, полотенце, платок, шлем, перчатки, очки тёмные и очки прозрачные.

Расходные материалы и питание:

Газ — в казанских баллонах «Еврогаз» — 3 шт., консервы рыбные — 5 банок, сушёная рыба и кальмары «Дальпико», сахар — 0.7 л, соль — 2 банки из-под витаминов, масло подсолнечное — 0.3 л, греча быстрого приготовления «Prosto» — 15 пакетиков, «картошечка» — 1 пачка, средство от комаров «Gardex» — 1 баллон, средство от клещей «Deta» — 1 баллон.

Информационные материалы:

Карты «Pyöräily № 4», автодорожная карта Финляндии изд-ва Дискус Медиа, бесплатные карты Иматры 2005-го года, книга И. Гуревича «Самостоятельные путешествия по загранице. Финляндия», компас, курвиметр.

10.07.07. Прибытие. Imatra

Иматра интересна и сама по себе, и как ворота к посещению Сайменского озера и далее Савонлинны…для велосипедистов Иматра имеет особое значение…

(из ккниги «Финляндия»)

 

Утром встаю в 5.45, выпиваю стакан чаю, одеваюсь, и — на Удельную. Рюкзак весом около 27 кг практически никак не сказывается на скорости велосипеда, а вот управлять с непривычки трудно. На Удельную приезжаю в 6.32, очередь за билетами — около 10 человек — проходит быстро. 144 р. — проезд до Выборга + 12 р. — за велосипед. Поезд в 6.42, удаётся сесть в «велосипедный» вагон со снятым рядом сидений, в котором, правда, «веломеста» у окон заняты, однако пожилой мужчина лет 60-ти заметив мои трудности, пересаживается на другое место, за что ему респект — вел удаётся поставить к окну. Женщина спрашивает, еду ли я в лагерь или на соревнования (кто-то из её родни занимался велоспортом), но я говорю, что я не спортсмен, а путешественник (вот ведь какое слово к себе применил впервые в жизни!).

            В Выборге кассирша долго не хочет продавать билет (96 р.) до Светогорска, наконец зовёт пограничников, они смотрят паспорт и дают «добро» (потом оказалось, что билет купить можно было в самом поезде, чем и воспользовались байдарочники, коим не хотели продавать билеты до Каменногорска (который и в погранзону-то не входит)).

            Поезд сначала набит, проводники отправляют меня с велосипедом в тамбур, из которого нет прохода в соседний вагон, потом люди выходят, велосипед удаётся закатить внутрь вагона, поставить между сидений и поспать. В Каменногорске длительная остановка, заходит пограничник, проверяет документы. В Светогорске высаживаюсь из поезда, покупаю на всякий случай в ларьке зажигалку и еду на таможню. Российские таможенники говорят, что декларацию велосипедисту писать не надо, а финских нет вовсе. А вот пограничники проявляют повышенное внимание — российские спрашивают дату рождения, где живу и где получал паспорт, а финские — просят показать деньги и перечислить города, которые собираюсь посетить. Обе таможни прохожу за 10 минут.

            Первое время Финляндия от России на вид почти ничем не отличается, если не считать весёлых дорожных знаков с ярким жёлтым фоном, и очень хорошего асфальта. Скошенная и неубранная жухлая трава на газонах не очень соответствует представлениям о порядке и чистоте — по крайней мере, никакого культурного шока не испытываю. Только выехав на берег Vuoksi в Imatra, где на деревянных мостках женщины стирают ковры; поставив велосипед возле каких-то перил и сев на бережок — чувствую, что попал в Финляндию. Ко мне подъезжает пожилой велосипедист, начинаем разговор, в ходе которого выясняется, что я из Питера и хочу попробовать доехать до Костомукши, что погода хорошая, что по-английски он говорит неважно, а я по-фински – ещё хуже, и он желает мне счастливого пути.

Катаюсь по берегу Вуоксы, где наблюдаю затонувший возле моста велосипед, уток, Иматранскую ГЭС и рыболовов, использующих здоровенные телескопические удочки с мотовильцами вместо катушек (вероятно, на катушку нужна лицензия). Затем направляюсь на поиски кемпинга, который нахожу, немного потупив в парке вблизи Сайменского озера. Остановка на сутки стоит 12 EUR, причём оставаться можно именно 24 часа, то есть, я должен уехать до 15 часов завтрашнего дня. Кемпинг работает до 19.00. На ресепшене разживаюсь бесплатными картами и путеводителем по городам Imatra и Lappeenranta, однако не догадываюсь взять справочник по кемпингам (а напрасно — в нём есть информация по времени работы). Еду в аквапарк — 9.5 EUR (аквапарк «Taikametsä» не богат водяными горками, зато есть куча бассейнов с водой различной температуры, гидромассажей и саун), затем катаюсь по городу налегке, покупаю 1.5 л. лимонада и несколько бананов в магазине «SIWA» (покупки везу в кемпинг, привязав велозамком к лежаку), купаюсь (вода в озере Saimaa прозрачная, но удаётся увидеть только двух небольших окуньков, да пустую раковую норку).

Вылезаю, вешаю плавки и полотенце сушиться на дерево, накрываю вел полиэтиленом, пишу дневник, ложусь спать.

Дневной пробег — 50.56 км.

Средняя скорость — 14.5 км/ч.

 

11.07.07. Первый ходовой день — первые трудности

Выезд из Иматры в северном направлении довольно неприятен, к тому же здесь легко пропустить съезд на дорогу 3981…Дорога 3981 имеет статус музейной, и это не просто слова. Дорога действительно очень красива, идёт по высоким местам, с неё открываются хорошие виды на поля, озёра…

(книга «Финляндия»)

 

Встаю в 7.00, иду на кухню готовить завтрак. Готовлю на электроплите, что занимает массу времени – стакан воды в котелке закипает более, чем за 40 минут. Прихожу к выводу о необходимости использования специальной посуды, либо — газовой горелки даже в кемпинге.

Сбор вещей также занимает около 3-х часов — делаю вывод, что в рюкзаке всё самое необходимое — палатка, спальник, коврик, вода питьевая, плавки и перекусы — должны находиться сверху, а редко используемые вещи — снизу. Удачно, что палатка и коврик входят в рюкзак поперёк! Из кемпинга уезжаю только в полдень (впрочем, и далее сбор вещей после остановки в кемпингах у меня будет занимать гораздо больше времени, чем после диких ночёвок в лесу).

Теперь необходимо найти дорогу № 3981. Пересекаю Вуоксу, поворачиваю куда-то на восток и по велопешеходному мосту над трассой № 6, немного поплутав, попадаю на берег озера Immalanjärvi — по указателю на пляж. У пляжа – подстриженная лужайка, в одном конце расположилась молодая парочка, в другом стоит несколько скамеек, к одной из которых я и ставлю вел; есть мусорный бак и кабинка для переодевания. Подходит пожилой финн тремя детьми, дети идут купаться, а он садится на соседнюю скамейку. Я тоже переодеваюсь, купаюсь. Вода прозрачная, примерно как в Сайменском озере, однако увидеть удаётся только стайки мальков со светлыми пятнышками (форель?) и немного мусора — шарик для гольфа и остатки ракет от новогоднего фейерверка. Остатки ракет выкидываю в бачок, шарик забираю на память. С пожилым финном, мы немного пообщались, хоть он и не говорил по-английски, но я сумел объяснить, что я из Питера, еду в Костомукшу, и попросил показать на карте, где мы.

Место он показал, однако с дорогой хуже — выехав с пляжа и поехав вроде бы по велодорожке, попадаю в гольф-клуб, где меня заворачивают, и поясняют, что надо переехать шоссе № 6 по велопешеходному мостику обратно. Возвращаюсь, переезжаю, однако ещё километра через 3 заезжаю, как выясняется, в Rautio, где все дороги, которые принимаю поначалу за 3981, оказываются всего-навсего улицами. Наконец, нужная дорога найдена, и я продолжаю путь.

Дорога 3981, имеющая статус музейной, встречает меня крайне недружелюбно — постоянное чередование подъёмов и спусков и встречный ветер. Передач явно не хватает. Прихожу к выводу о необходимости превращения туринга в гибрид, то есть — об установке горной системы (строго говоря, у меня даже не туринг, ибо система имеет только две звёздочки). Вдоль дороги попадается земляника, однако велик прислонить не к чему, и поесть её не удаётся. Машин крайне мало.

В одном магазинчике покупаю литр фруктового кефира, остатки которого переливаю в бутылку из-под лимонада, и банку фруктового компота. За магазином — несколько мусорных баков с разными надписями. Заглядываю в них. Это пункт раздельного сбора мусора — в одном баке только макулатура, а в другом — алюминиевые банки. Выкидываю пустую упаковку из-под кефира в урну при входе. Еду дальше. В одном месте удаётся прислонить велик к камню. Отлёживаюсь на обочине и съедаю компот.

В конце концов, проезжаю и 3981-ю, и 3991-ю дороги (хотя на последней меня посещают малодушные мысли о ночлеге), и выезжаю на дорогу № 6. По дороге № 6 в этом месте идёт национальный веломаршрут, она имеет асфальтированную обочину, вполне достаточную для велосипедиста, и отделена от леса сеткой-«лосезащитой». Через несколько километров — круглосуточный магазин при автозаправочной станции, в котором есть кафе, туалет и промтоварный отдел. У магазина стоит любопытный трёхколёсный веломобиль, хозяин которого зашёл поужинать. Разживаюсь резинками от эспандера (4 шт. за 2 EUR), беру маленький стакан какао (1.5 EUR) и бутерброд, затем повторяю (надо было сразу брать большие — было бы дешевле). Отдыхаю, изучаю карту.

После магазина проезжаю Rautjärvi и поворачиваю на грунтовку-срезку между дорогами № 6 и № 4051. Вдоль этой срезки встречаются вырубки и различные леса с ветками и поваленными деревьями — очень похоже на то, к чему я привык в России. Заезжаю в лиственный лес рядом с сухим болотом, ставлю палатку, укрываю вел, ложусь спать. Комаров нет.

Дневной пробег — 68.78 км.

Средняя скорость — 15.2 км/ч.

12.07.07. Parikkala и Punkaharju

Это известное туристическое место, обязанное своей популярностью красивой природе… главная достопримечательность — семикилометровая коса шириной буквально в сотню метров, идущая прямо через озеро

(тот же "источник знаний"... )

 

Просыпаюсь в 06.30, допиваю остатки кефира, и в 07.30 — выезжаю (вот что значит правильная укладка рюкзака!) Часть 6-го веломаршрута опять проходит по шоссе № 6, там я убеждаюсь, что по ровной дороге ехать могу, и неплохо. Рядом граница, справа от дороги начинается погранзона. Проезжаю мимо пограничной вышки, расположенной, как ни странно, к западу от дороги. Затем опять сворачиваю на 6-й веломаршрут, и опять часть горок приходится проходить пешком. В 8.30 приезжаю в Parikkala (17 км от места ночлега — вот что значит ранний выезд!), где ищу пляж (набрать воды в озере), либо магазин. Встречается стадион, поливаемый поливочными машинками, рядом — памятный знак с фамилиями кавалеров креста Маннергейма второй мировой войны (41-45 гг.). От стадиона в сторону озера отходит пешеходная тропа, но тащить по ней вел совершенно не хочется. Ещё встречаю молодого сомалайца на велосипеде — вероятно, местный житель.

В 9.00 открываются магазины, я запасаюсь напитками (грушёвый сок, лимонад и минералка с ароматом черники) и тщетно ищу систему — ладно, впереди ещё Punkaharju и Savonlinna, a в крайнем случае можно будет вернуться в Россию через Niirala и Вяртсиля. Еду дальше на север.

В Särkisalmi у поворота на 14 веломаршрут — место для купания и отдыха со столиком, кабинкой для переодевания и мусорным баком, однако, грязно — много окурков и пустых упаковок из-под пива. Через пешеходный мостик — рыболовная база и гостиница, напротив —железнодорожный мост. Останавливаюсь, купаюсь (вода в озере чёрная, и глубоко), завтракаю гречкой и тунцом, кипячу чай из собранного утром иван-чая. Горелку приходится прикрывать от ветра ковриком. Делаю первую «рационализацию» — вынимаю из рюкзака полиэтилен и закрепляю его сверху.

Затем — в путь. Поначалу еду по шоссе № 14. Затем сворачиваю на грунтовку по 14-му веломаршруту, и тут со мной случается странный совершенно затуп. Но обо всём по порядку. Сначала я проехал железную дорогу, несколько посёлков, и один (!) раз — шоссе. В одном из посёлков обратил внимание на табличку «Rengastie» — кольцевая дорога. В другом месте возле переезда слева от дороги заметил дом, на крыльце которого сушилась шкура какого-то зверя — лося или оленя. Ехал долго. В какой-то момент выходит солнце — и я понимаю, что еду на юг! Разворачиваюсь, еду обратно — и… снова вижу те же переезды, и тот же дом со шкурой на крыльце! Далее я уже на каждом перекрёстке сверяюсь с компасом. Теряю на этом деле больше часа — разумеется, горки приходится преодолевать пешком, и, чёрт возьми, по два раза (а то и по три)!

Добираюсь до Punkaharju, где вновь терплю неудачу с системой, но покупаю сосисок и хлеба. Купаюсь (вода очень прозрачная — видно метра на четыре), при этом наблюдаю купающихся с детишками (около 3-5 лет на вид) россиян, приехавших, вероятно, в гости к родне. Откуда это желание ограничить детей в возможности кидания в воду камешков и прочего подобного безвредного «баловства»? Виденные мной ранее и потом финские родители по подобному поводу совершенно не заморачивались, однако, если дело касалось более серьёзных вещей, типа выбрасывания мусора, то тут уж они не зевали, а дети всегда слушались.

Однако пообедать из-за ветра не представляется возможным — еду дальше по знаменитой косе, по дороге № 4792, предназначенной для неспешных перемещений, велосипедистов, роллеров, и изобилующей местами для остановки с мусорными баками, столиками и скамейками (для  тех, кто спешит — по той же косе идёт дорога №14, кое-где совсем рядом с 4792). Надо сказать, что то, что я принял за мусорный бак — это, так сказать, «вершина айсберга» — на самом деле это цилиндрическая яма глубиной 2.7 м, в которую вставлен огромный полиэтиленовый мешок, поэтому туда не следует бросать горящие окурки и острые предметы. Такие ямы вообще очень часто встречаются в местах для отдыха автомобилистов.

На одном из таких мест останавливаюсь, обедаю жареными (благо ветер ослаб) сосисками, хлебом и чаем, собираюсь (час с небольшим, однако, на обед ушло) и еду дальше, думая успеть в кемпинг в Савонлинне. На выезде с косы есть указатели на лесной музей, гостиницу и домики-mökit. Проезжаю мимо памятника не то лесорубам, не то дорожным строителям — лошадь, запряженная в сани с брёвнами и ведомая под уздцы мужиком.

Дальше еду по шоссе № 14 — к чёрту эти веломаршруты, где в горку пешком приходится ходить! Километров через 15, однако, понимаю, что вел не катит — подкачиваю заднее колесо, и ситуация меняется. Однако где-то в 21.00 остаётся ещё около 10 км до города, и я понимаю, что с кемпингом, похоже, сегодня пролетел (а возьми я в Иматре справочник — узнал бы, что кемпинг здесь работает до 23.00, и я бы туда успел). Сворачиваю на грунтовку, ведущую к какому-то полю, в перелеске ищу место под палатку, попутно спугивая крупного зайца. Наконец, место нахожу — плохое, покатое и изобилующее комарами.

Дневной пробег — 88.98 км.

Средняя скорость — 14.9 км/ч.

13.07.07. Savonlinna

Савонлинна — достаточное основание для того, чтобы планировать маршрут именно под посещение этого места

(«Финляндия»)

 

Просыпаюсь в 06.00 — дождь, решаю поваляться (всё равно спешить некуда). К восьми дождь стихает — надо ехать. Думаю поискать какое-нибудь укрытие в городе, а затем — в кемпинг.

Въезжаю в город Savonlinna по мосту, с которого открывается прекрасный вид на крепость Olavinlinna. В продуктовом магазине покупаю 2 куска дыни (жёлтой и красной) и 2 пачки яблочного сока — 3.5 EUR за всё. Немного потупив, выезжаю на набережную, откуда без проблем добираюсь до крепости, и напротив неё в скверике на скамейке завтракаю. В крепость ведёт понтонный мост, разводку которого (в сторону) удаётся пронаблюдать. Перед разводкой моста в громкоговоритель об этом предупреждают на куче самых разных языков (по-русски говорили «мост разводится, просьба всем покинуть мост»).

 Оставив велосипед на островке рядом с другими — иду в крепость. У входа касса, стоимость билета — 5 EUR. Однако, когда я протянул бумажку кассирше — она пояснила, что билет — это за экскурсию с гидом, которая бывает раз в час (следующая должна была быть в 11.00 — через 50 минут), а просто вход — бесплатно (кстати, во время экскурсии возможна проверка билетов, так что лучше не примазываться). Что ж, тем лучше — похожу по крепости сам.

На первом этаже меня встречает информационный стенд на нескольких языках, в том числе и на русском, повествующий об истории крепости. Основана она была шведами для защиты от набегов новгородских ушкуйников, и в дальнейшем использовалась в войнах между Швецией и Россией. В отечественной истории она часто фигурирует под шведским именем Нейшлот. В этой крепости, в частности, в своё время комендантствовал Суворов, и при нём она была существенно достроена. Также в крепости слышно оперное пение — проходит фестиваль. Много отдыхающих, местных и туристов. Я так увлёкся, разглядывая достопримечательности, что не заметил, как потерял очки — обидно, но у меня есть ещё одни — с прозрачными стёклами.

Выйдя из крепости, отправляюсь на поиски кемпинга. Кемпинг Vuohimäki, действительно, находится на горке, куда мне попасть непросто — приходится закатывать вел пешком, кроме того, в одном месте дорогу ремонтируют. Работает кемпинг до 23.00, ночёвка стоит 10 EUR, причём оставаться я могу хоть весь завтрашний день — до закрытия. Ставлю палатку и иду на кухню обедать. Кухня в кемпинге имеет большое крыльцо, где на столе я развожу горелку. Ещё в кемпинге в утренние часы работает общественная сауна — её стоимость включена в стоимость ночёвки. Для желающих есть также платная сауна, но её надо заказать заранее.

Подъезжает автомобиль-караван («дача на колёсах») со шведскими номерами, откуда выходит цыганская семья — муж, жена в традиционной для финских цыган чёрной юбке, сын лет 17-ти с тёмно-русыми волосами, и дочка лет 6-ти. Общаемся. Они родом из Лапландии, но живут сейчас в Швеции, в Финляндию приехали в отпуск, и сегодня уезжают из кемпинга. Глава семьи работает в реабилитационном центре с алкоголиками и наркоманами, и сам не пьёт уже 10 лет. Кроме того, их местная церковная община собирает деньги в помощь наркологическому центру в Мурманске. Меня они расспрашивают про Россию, как там путешествовать. Я даю несколько общих рекомендаций и советую поискать отчёты Юкки Карвонена (Jukka Karvonen) в сети (хотя, пожалуй, стоило и контактами обменяться). Также интересуюсь, как давно цыгане вообще живут в Финляндии, и откуда они сюда пришли, однако чёткого ответа не получаю (или не понимаю из-за своего неважного английского) — понимаю только, что несколько столетий. Всего цыган в Финляндии живёт около 10 тысяч.

Пообедав, отправляюсь налегке в город — искать систему. Кратковременные дожди. Объезжаю все спортивные магазины города, кроме одного, куда не успеваю. Приятно, что в каждом магазине продавцы, узнав, что я не нашёл у них нужной детали, объясняют, как найти другой магазин. Неприятно, что нигде этих чёртовых систем нет. Катаюсь по набережным. Внимания заслуживает деревянный велопешеходный мостик, на котором расположены клумбы с цветами, а рядом — фонтан со статуей тюленя.

На обратном пути у моста оказываюсь свидетелем необычного зрелища — лесосплава, и знакомлюсь с остановившимся в том же кемпинге шведским велосипедистом по имени Björn Svensson из Örebro. Затем возвращаюсь в кемпинг, а Бъёрн едет дальше осматривать город. Купаюсь. Вода мутная.

За ужином встречаюсь с Бъёрном. Он разжигает бензиновую горелку на бетонном полу крыльца и заваривает кофе. Общаемся. Я рассказываю ему о своём маршруте, а он мне — о своём. Бъёрн планирует посетить Киркенес, порыбачить и вернуться домой по Норвегии. Больше всего велосипедистов он видел на Аландах и на юго-западе Финляндии, а здесь я — первый за несколько дней. Кстати, предыдущую ночь он, как и я, провёл в лесу, но не в 10, а в 63 километрах от города. Немаловажным достоинством диких ночёвок Бъёрн считает тишину — видимо, сказывается опыт в выборе мест (у меня оба раза шумели автомобили). Палатка у него двухслойная, двухдуговая и красного цвета, по-моему, ещё легче моей. Зато моя, сине-зелёная, хуже видна в лесу. В Скандинавии это может показаться не очень важным, ибо преступность минимальна, а постановка палаток вне кемпинга разрешена при условии непричинения вреда природе и беспокойства местным жителям. Но, по-моему, скрытность всё равно не повредит — ведь если тебя никто не видит, значит, и беспокойства ты точно никому не причинишь.

Разговариваем о снаряжении, при этом он хвалит некую казахстанскую фирму, название которой я, к сожалению, не запомнил. Общаемся где-то до одиннадцати вечера. Надо решать с маршрутом. Похоже, системы мне уже не достать, и надо ехать либо по плану, либо прямо на север через Savonranta и Koli с переправой через озеро Pielinen на кораблике, что должно дать экономию более сотни километров, либо возвращаться через Вяртсиля. Ладно, завтра решу.

14.07.07. Kerimäki — идём на восток!

При разработке маршрута своего первого в жизни велопохода, для меня немаловажную роль играла простота схода с маршрута и эвакуации. Именно поэтому я решил поехать на север вдоль российской границы.

(из размышлений перед походом)

 

Проснулся было в 06.00 — однако, дождь. В 08.00 дождь стихает, и я иду завтракать. За завтраком общаюсь с Бъёрном. Он едет через Savonranta и предлагает доехать вместе до Kerimäki, где находится самая вместительная в мире деревянная церковь. Честно предупреждаю, что ездок я неопытный, да и велик тоже… Но Бъёрна это не пугает. Тем лучше — посмотрю, как буду выглядеть на фоне серьёзного туриста — в зависимости от этого выберу маршрут. В любом случае Kerimäki надо посетить, тем более что это по пути. Общаюсь с русскоязычной семьёй из Латвии — у них здесь дочь учит финский язык на летних курсах, а они приехали в гости.

Из кемпинга выехали в 11.00 — в 3 часа от подъёма до выезда уложился — прогресс! По пути заезжаем в магазины: я — в кирьякауппу купить карту № 5 (но её не оказалось), и в тот веломагазин, в который не успел вчера (а он оказался закрыт по случаю субботы), а Бъёрн — в инфоцентр (там, он говорит, можно разжиться бесплатными картами и халявным Интернетом, но мне почему-то ни тогда, ни потом не захотелось ни того, ни другого). Встречаемся на том самом мосту, с которого я впервые увидел крепость. Съехав с моста, замечаем опустившиеся шлагбаумы — мост собираются разводить. Скапливается очередь из машин, не хуже, чем у железнодорожного переезда где-нибудь в Старом Петергофе. Один из водителей спрашивает нас, что случилось. Отвечаем, что разводят мост.

Едем дальше по дороге № 14, затем — по 71-й. Велосипед у Бъёрна горный, и вместо рюкзака-штанов — сумки из непромокаемого материала (типа того, из которого делают гермы для водников, и закрываются так же), навешиваемые на задний и передний багажники по бокам, палатка и спальник — в непромокаемой упаковке сверху багажника, и удочки под верхней трубой. Очень удобно, если ехать от дома до дома, и не предвидится велопоносов — всё всегда под рукой. Под горку мой велосипед идёт существенно легче (там, где Бъёрн педалирует — я иду накатом, а то и подтормаживаю), а в горку — хуже, на тягунах здорово отстаю, правда, потом догоняю. Мне недостаток опыта отчасти компенсируют контакты, а Бъёрн едет на топталках. Контакты, действительно, здорово помогают — педалируется в них совершенно по-другому!

В Kerimäki, подъезжая к церкви, видим отъезжающий от неё небольшой автомобильчик с новобрачными, к которому сзади на верёвочках разной длинны привязаны подкова, ботинок и ещё куча всякого хлама. Сама церковь, действительно, очень вместительна, но снаружи огромной не выглядит — построена экономно, без архитектурных излишеств. Хотя, возможно, я просто мысленно сравниваю её с каменными храмами Петербурга? В церкви, помимо скамеек, органа и стенной росписи, имеется информационый стенд на разных языках и ящик для пожертвований. Рядом лежат открытки, плату за которые надлежит опускать в тот же ящик. Интересное оформление алтаря. Легенда об ошибке с единицами измерения оказалась развенчанной — просто в той местности часто случались ярмарки, и церковь была построена в расчёте на то, чтобы вместить половину народа, находящегося здесь в дни ярмарок, т.е., около пяти тысяч человек. Церковь не отапливается, хотя в ней и установлены странные металлические конструкции, напоминающие печи. Рядом с церковью — колокольня.

Выхожу наружу, осматриваю окрестности. На склоне холма, на котором расположена церковь, стоит памятник погибшим в Гражданскую, судя по кресту — белым. Бъёрн в это время общается с симпатичной девушкой – гидом. Она из Mikkeli, учится там на педагога, сюда приехала подработать на лето. В её обязанности также входит поддержание порядка. Бъёрна она пустила на колокольню — поснимать церковь, и когда я подошёл — он уже спустился, и с довольным видом демонстрирует мне оригинальные снимки. Подходит дама с южного побережья Финляндии, и тут Бъёрн получает возможность поговорить на родном языке. Мы с девушкой из Миккели не понимаем ни слова.

Затем — продовольственный магазин, где Бъёрн преподаёт мне урок экономии — показывает на ценнике в уголке стоимость продукта в евро за килограмм. Выбираю самый дешёвый сыр — 4.5 евро за килограмм — на вкус типа наших плавленых, только жёлтый, и в нарезке (то есть, каждый кусочек упакован). Ещё беру литр яблочного сока (всегда брал потом этот сок — меньше евро за литр, и вкусный!). Возвращаемся на шоссе, и едем вместе до дороги № 474. Прощаюсь с Бъёрном — ему на север в Савонранту, а мне — на восток, в Kitee. Опять еду один.

На 51-м километре от кемпинга (41-м от Савонлинны) — место для купания с пляжем. Тут же причал и два катера, похожих на небольшие портовые буксиры. Рядом чья-то дача — от пляжа её отгораживает покосившийся забор, слышны голоса. Раскладываю на просушку палатку и полиэтилен, а сам иду купаться. Вода мутная. Затем обедаю остатками хлеба и сыром, сворачиваю палатку и тент, который привязываю на передний багажник (в дальнейшем я его так и возил) — и еду дальше.

Главное впечатление второй половины дня — ощущение единства с дорогой, когда понимаешь, что есть только ты, дорога и велосипед. Всё-таки на ровном шоссе туринг — это хорошо! В одном месте останавливаюсь попить, и спугиваю небольшую гадючку — светло-коричневую, без заметного рисунка. Начинается глубинка — встречаются очень знакомые деревянные домики, с огородами и даже парниками! Кое-где — плантации смородины и клубники, пастбища и фермы. В основном — ухоженные леса с вырубленным подлеском, похожие на парки, если бы не неубранные срубленные кусты. Перед самым концом дороги № 71 встречаю парочку роллеров, едущих, естественно, по встречке. Оглядываюсь назад, даю отмашку и объезжаю их с хорошим запасом — так же, как меня объезжали автомобили. Затем останавливаюсь попить воды, отдохнуть и переждать дождь под полиэтиленом в месте для отдыха со скамейкой и мусорным баком. Там стоит одинокий автомобиль, к которому, спустя какое-то время, подъезжают давешние роллеры, снимают ролики, садятся в него и уезжают. Я смотрю на комп — и понимаю, что вполне могу проехать сегодня сотню. А чтобы успеть до 24-го в Костомукшу — мне достаточно делать по 50-70 км. в день. Значит, решено — на Костомукшу!

На последних километрах 71-й дороги наблюдаю гигантского, сантиметров 10 длиной, чёрного слизня, выползшего на обочину.

Доезжаю до конца 71-й дороги, затем — немного по утратившей асфальтированную обочину и лосезащиту, но достаточно широкой 6-й до поворота на 487-ю, затем по велодорожке через Kitee, где сворачиваю на 486-ю. Где-то через 4 км. сворачиваю на просёлок и встаю в лесу. Надо сказать, что рядом с тем местом, где я встал — бывшая несанкционированная мини-свалка — яма, в которой какие-то ржавые бочки, колёса от тракторов и тому подобный хлам. Всё выброшено давно, заржавело и заросло. Однако сосновый лес неплох, если не считать комаров. Ищу место, закатываю вел поглубже, закрываю его, ставлю палатку, пишу дневник и ложусь спать.

Дневной пробег — 100.41 км.

Средняя скорость — 17.6 км/ч.

15.07.07. Знакомство с финской Карелией

Всё похоже на Россию — только, всё же, не Россия…

(А. Городницкий. «Канада»)

 

Если быть справедливым, то моё знакомство с финской Карелией состоялось несколькими годами раньше — когда я впервые в жизни в автобусе с «челноками» отправился в Лаппеенранту. Да и до сих пор я ехал в основном по провинциям Etelä-Karjala (Южная Карелия) и Pohjos-Karjala (Северная Карелия), за исключением муниципалитетов Punkaharju и Savonlinna, относящихся к провинции Etelä Savo (Южное Саво). Однако, когда слышишь слово «Карелия» — в сознании возникают прежде всего дикие, малонаселённые области, изобилующие лесами и озёрами. Ну, с лесами и озёрами всё и раньше было в порядке, а вот с дикостью — хуже. Но впереди лежит именно такая Карелия, причём, в отличие от Карелии русской, в ней имеются неплохие асфальтовые (если верить финской карте) дороги с малым траффиком, по которым я и собираюсь проехать, дабы посетить ту часть Финляндии, которая расположена восточнее Костомукши и Сортавалы. Но обо всём по порядку.

Ночь была холодной. Несколько раз просыпался — а все мои тёплые вещи остались в велорюкзаке, в палатке – только влажная одежда. Встаю в 7.30 с мыслями «холодно — антициклон — дождя не будет». Вылезаю. Сухо. Собираюсь где-то за час и еду. Спустя некоторое время… начинает идти дождь! В Tohmajärvi на заправке иду в кафе, где беру 2 какао и бутерброд — 4.80 EUR, и пережидаю наиболее сильный дождь. В честь воскресенья магазины открываются только в 12, а сейчас нет и десяти, поэтому думаю разжиться питьём (juoma — по-фински) в Niirala. Однако на деле оказывается, что Niirala — это всего лишь пропускной пункт, и работающего магазина не нахожу.

Напротив пункта выплаты по tax-free чекам сворачиваю на север на дорогу № 500. У дороги красно-коричневый знак с надписью «Via Karelia» и буквами «R» и «Я». Начинается велодорожка, по ней въезжаю в финское Värtsilä. Справа от дороги над горкой, поросшей лесом, видна пограничная вышка. Двое встречных пешеходов здороваются со мной вслух. Куда-то исчезают машины, и обстановка вокруг как-то неуловимо меняется. В воздухе как будто появляется что-то очень родное, знакомое с детства и неиспорченное. Через несколько минут, действительно, начинается сильный ливень. Ставлю велик к растущей на газоне берёзе и укрываюсь вместе с ним полиэтиленом. К счастью, минут через 20 дождь ослабевает до возможности езды в накидке. Продолжаю движение. Справа от дороги — магазин, но по случаю воскресенья он закрыт. Похоже, придётся брать воду из какого-нибудь озера и кипятить её. Еду дальше. Впереди открывается чудный пейзаж с полями, вырубками и лесопосадками. Дорога изгибается к востоку около озера Sääperi, на котором организован птичий заказник. Берега низкие и болотистые, и хоть есть тропинка к lintutorni — «птичей башне» — время не трачу — всё равно вода, наверняка, для питья пригодна мало, да и подхода к ней может не быть.

Дорога 500 более пологая, чем 3981. Она в чём-то похожа на неё, но как будто бы растянута в длину. Тем не менее, кое в какие подъёмы приходится идти пешком. Это и неплохо — можно размяться. Природа тоже другая — практически нет полей, зато часты вырубки с оставленными на семена большими деревьями (когда такая вырубка начинает зарастать молодым зелёным лесом, она принимает весьма живописный вид), болота с маленькими чёрными озерцами и речками (воистину, страна Suomi здесь по праву носит своё имя!), и, конечно, огромные сосновые леса. Кое-где попадаются хутора и дачи, но их немного, и вид у них не очень нарядный. Всё очень похоже на Россию. Мусора у дороги почти нет.

В Saarivaara есть деревянная православная часовня (tsasouna по-фински), украшенная резьбой. Чуть дальше — озеро Kanajärvi, на берегу которого организован пляж (uimaranta по-фински), о чём предупреждает деревянная табличка. На пляже — стол с деревянными скамейками, есть небольшая земляная площадка для машин, через дорогу по деревянной табличке с надписью «WC» — туалет в сельском стиле (типа того, какие строят обычно в России на дачах, только стены без щелей, никакого электричества, и весь свет поступает через небольшое окошко). Вместо большого мусорного бака с крышкой — какое-то старое ведро, заполненное мусором. С пляжа хорошо виден ряд желтоватых буйков, обозначающих погранзону, а при желании можно рассмотреть второй ряд буйков — белых, за которыми начинается Россия. Выходит солнце. Сушу палатку и полиэтиленовый тент, достаю горелку — обедать. Не проходит и часа, как вновь сгущаются тучи, я спешно сворачиваю палатку, и как раз вовремя — начинается дождь. Накрываю вел тентом, а сам, сидя за столом под зонтиком, варю кашу, кипячу чай и открываю упаковку сушёных кальмаров. У меня заканчивается первый газовый баллон.

Накипятив 3.5 литра чая и поев каши, отправляюсь дальше. Дождь перестаёт, однако вскоре вновь начинается, к счастью, слабый. Похоже, он уже не прекратится сегодня, так что надо искать место и ставить палатку, пока он не стал сильнее. Не доезжая Mutalahti, нахожу на карте просёлок, не доходящий до погранзоны (а значит — пограничники по нему не ездят), и сворачиваю на него. Восемь вечера. Дорожка делает изгиб влево, и я в поисках подходящего места где проезжаю, а где прохожу её всю. В основном вдоль дорожки черничник, и на него вставать совершенно не хочется. В самом конце — место для разворота машин в виде буквы «T». Похоже, дорожка сделана для сборщиков ягод. Возвращаюсь немного назад, туда, где я приметил небольшую полянку, по дороге срываю красный гриб и сыроежку. Полянка оказывается моховой и сыроватой, но воды на ней нет, и я закатываю туда вел, укрываю его и ставлю палатку. Комары едят нещадно, «Gardex» не помогает, а место приходится тщательно расчищать от веток и шишек, дабы не повредить дно палатки. Наконец, залезаю в палатку, чищу и жарю грибы, пишу дневник, слушаю дождь, изучаю карту и ложусь спать.

Дневной пробег —76.64 км.

Средняя скорость — 15.1 км/ч.

16.07.07. Восточнее Костомукши и Сортавалы.

Ilomantsi on idän ja lännen kulttuurien kohtauspaikka…

(Иломантси — место встречи восточной и западной культур...)

(http://www.ilomantsi.com/)

 

Ночью было тепло, одежда, взятая из рюкзака, не понадобилась. Просыпаюсь в 7.30 — идёт дождь. Коротаю время за утренним чаепитием, наконец, дождь стихает. я собираюсь и еду. Комары, конечно, здесь злобные. В Mutalahti осматриваю часовню и стенд, на котором схематически изображена восточная дорога и основные достопримечательности. Через какое-то время останавливаюсь на вырубке просушиться, но мне мешает дождь. Сворачиваюсь, еду дальше. Проезжаю мимо православного кладбища — все имена на могилах финские. Выходит солнце, и на очередной вырубке в конце длинного подъёма устраиваю сушку — за 10 км. до Иломантси. Однако горелку не вытаскиваю — приходится следить за облаками. Оставшийся путь проезжаю довольно легко. Интересно, что за 2.5 км. до посёлка дорога № 500 заканчивается, упираясь в дорогу № 5004, и на перекрёстке висит знак… уступи дорогу! Вот так — дорога № 500 (с трёхзначным номером) оказалась второстепенной при пересечении с дорогой с четырёхзначным номером! Правда, дорога 500 на этом перекрёстке и заканчивалась. Надо сказать, что в Финляндии номера дорог существуют не только на картах, а зачастую обозначены на знаках, что крайне удобно. А вот километровых столбов в привычном понимании нет — вместо них через каждые 10 км. установлены щиты, на которых указан номер дороги и обозначено расстояние до крупных населённых пунктов.

Ilomantsi — большой посёлок, поражающий воображение своей цивилизованностью, в особенности после полудиких деревень на дороге № 500. Кажется, будто из Северной Карелии ты перенёсся если не в Хельсинки — то как минимум, в центр Савонлинны или Лаппеенранты. Здесь пересекается ряд дорог, в том числе — железная, есть много магазинов, велодорожки, пляж, туристический инфоцентр и даже платный туалет! (единственный, встреченный мной в эту поездку). Помимо вышеперечисленного, в Иломантси есть лютеранская и православная церкви (православная — самая красивая из тех, что я видел в Финляндии) и воинское кладбище времён гражданской войны. Иломантси — столица самого восточного в Финляндии муниципалитета.

Закупаю продукты, выбрасываю скопившийся за 2 дня мусор и отправляюсь на пляж, где купаюсь (вода коричневая — торфяная, но вид на озеро великолепный!), обедаю, затем осматриваю местные достопримечательности и отправляюсь в дальнейший путь.

Километров через 10 — место для отдыха на берегу озера (с запада от дороги) со спуском для лодок и туалетом системы «очко». Смотрю на небо — надвигается гроза. Думаю: «Попробовать проскочить, или сесть за столик, укрыться полиэтиленом и переждать? Лучше проскочу» Расчёт оказывается верным, только в конце меня немного прихватывает дождём — под полиэтиленом прячусь менее 10 минут.

За 7 км. до Хаттуваары — памятник оборонительным боям лета 44-го года. Похоже, здесь была батарея — господствующая высота с хорошим видом на восток, установлены две пушки. Имеются камни, на которых установлены таблички с названиями военных подразделений, которые в этих боях участвовали. Есть информационный стенд с описанием истории военных действий в этих местах, но только на финском. Перед Хаттуваарой пробую свернуть на грунтовку в лес вправо, дабы поставить палатку, но хорошего места не нахожу — болото либо лесоразработки.

Hattuvaara интересна небольшой придорожной часовней, похожей на беседку (эта часовня, как я понял из информационного стенда, как раз построена для путешественников), музеем под открытым небом и большой деревянной гостиницей. Кроме того, здесь начинается путь к самой восточной точке (Itäisin piste) Финляндии и Евросоюза. Однако, время позднее — 20.00, пора подумать о ночлеге. Еду дальше, сворачиваю на грунтовку в сторону Койвутсуонского природного парка (Koivutsuon luonnonpuisto), проезжаю мимо песчаных карьеров, лесоразработок, сворачиваю влево на грунтовку, доезжаю до самого её конца (имеющего форму петли — для удобства разворота автомобиля) и встаю в лесу. Интересно, что по карте где-то здесь должно быть место для костра, но я не нахожу даже никаких площадок — обычный сырой лес с комарами, мхом, кустами и черникой. Похоже, не ту грунтовку я выбрал (а здесь их несколько). Место под палатку на холмике в нескольких метрах до дороги — площадка 2 на 3 метра, на которой черники этой почему-то нет. Укрываю велосипед, ставлю палатку (комары опять сосут кровь, несмотря на Gardex — его смывает потом), залезаю в неё, пишу дневник.

И тут до меня доходит, что в какой-то паре километров к югу — природный парк, что места малообитаемые, и что в Финляндии, вообще-то, водятся медведи. А где им ещё водиться, как не здесь? Правда, о случаях съедения ими туристов в этих местах я ничего не слышал. Но тем более — не хочется быть первым! К тому же, ничего, кроме ножа и баллончика с этим самым Гардексом у меня нет — так что достойный отпор дать вряд ли удастся. Правда, я слышал, что медведи приходят на запах еды (а её у меня нет, не считая пакетиков с гречневой крупой да закрытых рыбных консервов), в лесу полно спелой черники (которой они наверняка питаются в это время года), я лежу в палатке (вспомнилась когда-то слышанная история про зимних рыбаков, которых съели волки — всех, кроме одного, сидевшего в палатке, которого они просто не учуяли), да и Гардексом набрызгался так, что если и пахну, то, наверное, крайне неаппетитно, и слабо. Однако на будущее делаю заметку, что «мания скрытности» — не очень хороший помощник, ибо народ в Финляндии мирный и не вороватый (в чём мне предстояло вскоре убедиться), да и закон о природопользовании существует — а значит, надо им пользоваться, и ставить палатку если не в прямой видимости, то хотя бы на не очень большом расстоянии от населённых пунктов.

Мысль о том, что во сне процессы замедляются, а значит — запах ослабевает, как ни странно, помогает заснуть.

Дневной пробег — 91.36 км.

Средняя скорость — 13.9 км/ч.

17.07.07. Дорога на Hatunkylä и Сергей Дудко

Для того, чтобы действительно стать дорогим гостем, необходимо направить свои колёса как можно дальше от очагов массового туризма и … ездить небольшими группами.

(И. Гуревич. «Велосипед и путешествия»)

 

Встаю в 8, выезжаю в 9. На основной грунтовке в районе песчаного карьера — легковой автомобиль, рядом пара средних лет. Вероятно, грибники или ягодники. В Хаттуваару с целью достижения самой восточной точки решаю не возвращаться, ибо, во-первых — сие изначально не входило в мои планы, во-вторых — наверняка придётся получать разрешение на въезд в погранзону, что может быть непросто и наверняка будет небыстро, ну а в третьих — хочется попасть в кемпинг в Лиексу — надоело кормить комаров по лесам!

Дорога здесь весьма плохая — москвичи назвали бы её «шайзерштрассе» — асфальт разбит, однако, машин очень мало, и объезжать выбоины не составляет труда. После отвилки на Naarva дорога поворачивает строго на север, и впереди открывается великолепный пейзаж. За высокими холмами, синеющими вдалеке, воображение рисует Костомукшу, хотя в действительности она много дальше. Вскоре дорога № 522, вопреки финской карте, утрачивает своё асфальтовое покрытие. Сей вопиющий факт был тут же отмечен мной на карте.

Через несколько километров — мост через реку Haapajoki, за ним справа от дороги — небольшое сооружение типа навеса. Проезжаю чуть дальше, потом решаю вернуться, разворачиваюсь (при этом падаю и ушибаю коленку — вот до чего эти контакты доводят, вкупе с грунтом и рюкзаком на багажнике) и подъезжаю к сооружению. Это Laavu — небольшой домик без одной стены с односкатной крышей, рядом у самого навеса — очаг, сзади дровяник и туалет. Подобных навесов довольно много вдоль пешеходных маршрутов, но у дорог они встречаются редко. Рядом с очагом есть деревянные скамейки, к которым я ставлю велик.

Я завтракаю, начинаю кипятить воду на горелке (всё-таки пачкать котелок сажей не хочется, а газу ещё много) и раскладываю вещи на просушку. Через какое-то время подъезжают «Жигули» 5-й модели с финскими номерами, откуда выходит пожилая пара и женщина средних лет. Это жители соседней деревни, приехали отдохнуть. Они разводят костёр и заваривают кофе. Русского не знают, но женщина средних лет немного говорит по-английски. Я рассказываю, кто я и откуда, объясняю, что кипячу воду для питья. Они отдают мне остатки своей воды, говоря, что её можно не кипятить (респект им за это!) — хватает как раз наполнить одну бутылку, и пытаются угостить жареными на прутиках сардельками. Я отказываюсь, ибо сыт, и пытаюсь в свою очередь угостить их сушёной рыбой. Они с некоторым недоумением и интересом разглядывают упаковку, и возвращают её мне. Наконец, последний котелок закипает, я сворачиваю палатку и спальник и заполняю водой вторую бутылку. Подъезжает ещё пожилая пара — на этот раз на белом «Ниссане». Мужчина помогает женщине на костылях выйти из машины и дойти до laavu, они присоединяются к отдыхающим. Ну а мне пора в путь — по карте в Hatunkylä есть магазин — хорошо бы купить там кефиру. Желаю всем хорошего дня и отправляюсь в дорогу. Грунтовка заканчивается практически на границе муниципалитетов Ilomantsi и Lieksa, однако асфальт всё ещё не очень хорош.

В Hatunkylä магазин оказывается закрыт, я еду дальше. У самого выезда из деревни за мной бросается маленькая собачонка, старательно облаивая и пытаясь ухватить за ногу (вообще, в Финляндии это — редкость, собак, как правило, держат даже не на цепи, а в больших вольерах, откуда они, впрочем, довольно интенсивно облаивают велосипедистов). Вкручиваю и отрываюсь от неё, но на спуске, выехав из деревни, замечаю указатель «Uimaranta», и сворачиваю по нему налево. На пляже имеется Laavu, где я оставляю велик, купаюсь (вода, естественно, торфяная, но есть немного песка у берега, и мостки), затем обедаю и собираюсь в путь. По пляжу пару раз проехал пацан лет 12-ти на мотороллере.

Однако быстро уехать мне не удаётся — на пляж выходит пара финнов средних лет, они интересуются, кто я и откуда, и узнав, что из России — зовут своего знакомого по имени Сергей, который приглашает меня переночевать у него в гостях. От этого предложения я не могу отказаться, тем более, что камера на заднем колесе спустила — сказался разбитый асфальт, тяжёлый рюкзак и то, что я не подкачал её вовремя. В доме Сергея, которым оказалась бывшая школа, гостило много его друзей, с двумя из которых я уже пообщался. Меняю камеру на крытом крыльце, наблюдаю сильный дождь.

Сергей Дудко родом из Киева, в Финляндии живёт уже около двадцати лет, а в Хатункюле — два месяца. Здесь стало мало детей, и их оказалось выгоднее возить на автобусе в Лиексу. Школу продали, и Сергей стал её хозяином. Он собирается открыть здесь гостиницу, в которой будут и недорогие спальные места в общей комнате — для путешественников вроде меня, и номера подороже — на нескольких человек — некий аналог домика — mökki. Сергей планирует работать с туристами, ориентированными на природу (т.н. «экотуризм») — устраивать сплавы по рекам на индейских каноэ и рафтах, наблюдение за медведями, коих здесь, действительно, масса, пешие прогулки в национальные парки (южнее Хатункюли расположен Патвинсуонский национальный парк (Patvinsuon kansallispuisto), а севернее — Руунаанская туристическая зона (Ruunaan retkeilyalue)), и даже организовывать экскурсии в погранзону! В зимнее время — лыжные походы, езда на собачьих упряжках, в чём Сергей имеет немалый опыт (кстати, у него живёт пожилой добродушный хаски — видимо, вожак его первой упряжки), сафари на мотосанях, возможно — кайтинг на крупных озёрах, рыбалка, охота и т.п. Сергей знает всех, кто в данной местности работает с туристами, и может помочь организовать тот или иной вид отдыха. Его телефон для связи — +358 405802111, звонить лучше заранее.

Поменяв и заклеив камеру и попив кефиру, предложенного хозяином, иду в предоставленную мне комнату, которая служила жилой комнатой для учителей. Приятно после нескольких дней лесной жизни принять душ и выстирать одежду! Интересно посмотреть изнутри финскую школу — на первом этаже туалеты и души для мальчиков и девочек, кухня и комнаты для учителей. В подвале — большая душевая комната, котельная и подсобка. На втором этаже — классы. Мелом не пользуются, доски белые металлические — для фломастеров. Много плакатов, причём часто — довольно полезных — например, как обозначена погранзона, как выглядят опасные насекомые, как вести себя в лесу и т.п. В коридоре первого этажа — гранитная мемориальная доска. Белое здание бывшей школы расположено на самом выезде из деревни слева от дороги (если ехать из Иломантси), или на самом въезде справа (если ехать из Лиексы) — после поворота, в глубине двора. Буквально в паре сотен метров от школы находится тот самый пляж, на котором я и купался.

Укрыв стоящий на крыльце велосипед полиэтиленом на случай косого дождя, пообщавшись с Сергеем, его гостями и давешним пацаном из местных (он ради такого случая оставляет дома мотороллер и показывает мне свой трёхскоростной ситибайк с планетаркой) — отправляюсь в комнату, где и укладываюсь спать на настоящей кровати.

Дневной пробег — 61.69 км.

Средняя скорость — 14.6 км/ч.

18.07.07. Ruunaan retkeilyalue Lieksa

Lieksassa, Pielisen rantamilla ja vaarojen katveessa - ovat vuosisatojen ajan kohdanneet itä ja länsi sekä luonto ja kulttuuri…

Лиексе, на берегах озера Пиелинен, встречаются восток и запад, природа и культура…)

 (www.lieksa.fi)

 

Просыпаюсь в 9 утра, завтракаю. Хозяин угощает меня бананами и проросшими зёрнами пшеницы (как он объяснил, зёрна пшеницы необходимо залить слегка водой, проращивать в течение суток, затем обязательно тщательно промыть — и можно съесть сразу, а можно заморозить. Хорошая штука — жаль, в Питере мне пока не удалось её найти), а я его — растворимым какао и сушёной рыбой (финны, оказывается, её не едят). Сергей планировал показать своему другу Юсси Руунаанскую туристическую зону, он приглашает и меня — разумеется, от такой возможности грех отказываться.

Выезжаем на микроавтобусе по грунтовке в северном направлении от школы, и вскоре останавливаемся на площадке, где имеется информационный щит со схемой туристической зоны, laavu, туалет и мусорный бак. Немного о туалете — он сделан, что называется, «в сельском стиле», рядом с «унитазом» расположено ещё одно отверстие, прикрытое крышкой. Это не для бумаги! Там — совок и вещество, похожее на торф — его следует использовать для присыпки после пользования туалетом, дабы не было запаха и мух.

Дальше шла пешеходная тропа, по которой мы и отправляемся. Переходим речку по подвесному мосту и идём вдоль берега. На пути встречается множество laavu, на каждом из которых — схема туристической зоны с маршрутами, инструкция по обращению с мусором — горючий мусор, не содержащий металла и пластика, следует сжигать, пищевые отходы складывать в ящик для компоста, присыпав таким же торфом, что и в туалете, а всё прочее — вывозить в город. Ещё у костровища висит зелёная табличка, предупреждающая о запрете на разведение костров в пожароопасный период (а вовсе не о запрете на посещение лесов, как можно было бы подумать. Кстати, впоследствии мне часто попадались старые, явно с прошлогодней засухи, таблички, предупреждающие о запрете курения и разведения огня в лесу). На Laavu, расположенных у воды, висели спасательные круги. В некоторых лежали чьи-то вещи, на реке было довольно много рыбаков. Надо сказать, для рыбалки в тех местах нужна специальная лицензия, так как рыбу здесь разводят.

Погуляв вдоль реки, насладившись видом порогов, посмотрев на рыбаков и рафтеров и набрав на обратном пути кучу грибов — возвращаемся назад. Сергей и Юсси отправляются в Лиексу на машине, а я, осмотрев остатки линии Маннергейма и военные памятники (в этих местах были весьма серьёзные бои в Зимнюю), возвращаюсь в незапертый дом, собираюсь и тоже отправляюсь вслед. По дороге встречаю возвращающуюся машину Сергея. Приветствуем друг друга.

Если Иломантси казался центром цивилизации, то Lieksa после Восточной дороги кажется настоящим мегаполисом. Здесь есть дома в несколько этажей и велодорожки с туннелями, причём на пересечении велодорожек можно увидеть знаки «STOP» — дабы велосипедисты не сталкивались. Встаю в кемпинг Timitranniemi, где с меня берут только 8 EUR. (уж не сделал ли мне скидку администратор (похоже, сам директор кемпинга) — знакомый Сергея? Не зря же он расспрашивал, кто я, да откуда, и куда еду, впрочем, рассказывать об этом было легко, ибо на стене висела большая карта). В кемпинге имеется неплохая кухня с отдельными отсеками, а также — возможность постирать в машине за 3 EUR. Очень много домиков-mökki, а специального места под палатку нет, и я встаю рядом с «караванами», но подальше от дороги и поближе к воде. Кемпинг работает до 10 вечера, но уехать завтра надо до полудня.

Оставив вещи в палатке — отправляюсь в город. Велосипед без рюкзака с непривычки заносит. Осматриваю памятник Pietari Brahe (как я понял, основателю города) православную часовню, модерновую лютеранскую церковь со стеклянным куполом, православную церковь (обычная кирха, но с восьмиконечным крестом – ничего особенного — кстати, на финских православных церквях я ни разу не видел в основании креста полумесяца, принятого в России), старые надгробья и мемориал жителям Лиексы, погибшим в войнах 39-40 и 41-44 гг. Мемориал представляет собой ряды каменных табличек с именами и датами жизни, есть умершие в 50-х — вероятно, от ран. Похоже на кладбище.

Далее катаюсь по городу, нахожу на углу Pielisentie и Koulukatu кирьякауппу — книжный магазин, где завтра попробую купить следующую карту, а также запасаюсь продовольствием. Удаётся купить бутылочку напитка ”Mehukatti” с соском — буду возить в подрамной сумке и пить на ходу! В дальнейшем эта бутылочка себя здорово оправдает — надо будет делать меньше остановок.

Возвращаюсь в кемпинг, купаюсь в торфяных водах озера Pielinen  (стоя по пояс в воде нельзя увидеть ступни ног — сказывается болотистый бассейн озера), укрыв велосипед полиэтиленом и поужинав — отправляюсь спать.

Дневной пробег — 43.38 км.

Средняя скорость — 14.9 км/ч. (максимальная — 55.1 км/ч)

19.07.07. Против ветра в Nurmes и далее

Верная дорога всегда идёт в горку и против ветра.

(Из опыта бывалых велосипедистов)

 

Вчера я решил ехать в Кухмо не по дороге № 524, идущей вблизи границы и на большей части грунтовой, а через Нурмес по дороге № 73, и далее — в Кухмо по 75-й. Подьёмы меня уже успели утомить, и перспектива прокатиться с ветерком по гладкому шоссе, пусть и с машинами, радовала меня в тот момент гораздо больше, чем возвращение в дикие места. Правда, на деле всё окажется не так радужно, как мне тогда казалась. Но обо всём по порядку.

Утром идёт дождь. Около 9 утра он заканчивается, и я выхожу из палатки, завтракаю, собираюсь и где-то в четверть двенадцатого выезжаю. В кирьякауппе была куплена карта GT 5 Pyöräily (16 EUR) и карманный словарик (14 EUR). Словарик впоследствии пригодится для чтения табличек (жаль, сразу такой не купил), хотя, как будет видно из дальнейшего, само чтение табличек мне поможет мало. Надо сказать, что финский язык непрост. В нём довольно много падежей, глаголы тоже спрягаются, некоторые слова различаются всего лишь одной буквой или долготой звука, а другие являются сложными — то есть, составленными из нескольких простых слов. Поэтому я, пытаясь разобраться в той или иной надписи, порой чувствовал себя учёным, расшифровывающим древний манускрипт.

Комп обнуляю только на выезде из Лиексы. Шоссе, действительно, оказывается очень гладким, достаточно широким (почти везде можно ехать по асфальтированной обочине), и машин сравнительно немного. Но вот сильный ветер, выгибающий деревья мне навстречу, совершенно сводит на нет все преимущества ровной дороги — мало где удаётся держать крейсерскую скорость выше 10 км/ч. В какой-то момент жалею, что не поехал по грунтовке и приходится делать крюк почти в 50 км — но возвращаться назад не хочется. Дальше идёт настоящая борьба с дорогой, ветром, собственной усталостью и пессимизмом. С тоской думаю, что на 524-й дороге я мог бы проходить подъёмы пешком — а здесь нет даже приличного подъёма, равно как и спуска, с которого можно было бы скатиться против этого ветра, не крутя педалей (вот она — диалектика!). За исключением сушки палатки — настоящая ломёжка, лишь изредка останавливаюсь попить.

Начинают попадаться автомобили с карельскими номерами, не виденные мной с Иломантси. В одном месте вижу сбитого машиной зайца. Примерно за 15 км до Нурмеса — место для отдыха с беседкой, в которой свили гнездо ласточки и где можно укрыться от дождя; туалетом в сельском стиле; и озером, где можно набрать воды для чая и в котором видны чьи-то сети. Там и обедаю. Подобные места для отдыха впоследствии я видел только в муниципалитете Нурмес, поэтому думаю, что обустройством их занимаются именно муниципальные власти. Кстати, здесь я видел наиболее ухоженные обочины дорог, абсолютно лишённые мусора и выкошенные — и при этом живописные за счёт низенькой разнообразной растительности, от мха до стелющихся по земле еловых лап.

В г. Nurmes, куда я приехал в шесть вечера, посетив кафе на заправке (чашка какао — 1.30 EUR) и прокатившись впервые в жизни по НАСТОЯЩЕЙ ВЕЛОСИПЕДНОЙ ДОРОЖКЕ (она расположена между тротуаром и проезжей частью, и отделена от них обоих газонами), осматриваю весьма красивую краснокирпичную лютеранскую церковь, кладбище со старыми надгробьями и памятником жителям Нурмеса, погибшим в Гражданской (1918), Зимней (1939-40), и Второй мировой (1941-45) войнах. Интересно, что год окончания Второй мировой войны, обозначенный на мемориалах в разных городах, разный — где-то 44-й, где-то 45-й. Думаю, связано это с тем, были ли в данной местности жители, погибшие в Лапландскую войну. Честно говоря, подобная «местечковость» в делах памяти непривычна, но кажется более человечной, чем привычная дежурная фраза «никто не забыт — ничто не забыто».

Затем я потупил в поисках пляжа, сделав круг километров 10, наконец, нашёл (надо было просто ехать вдоль железной дороги на запад, потом свернуть по указателю). Справа от пляжа стоят яхты. Это — всё то же озеро Pielinen, только самая северная его часть. Купаюсь, выхожу — и начинается дождь, довольно сильный, кстати. К счастью, на пляже есть закрытое летнее кафе с навесом, под которым я и укрываюсь. Пишу дневник и наблюдаю купающихся ребятишек – точь-в-точь мы в детстве. Дождь стихает, на часах почти девять — надо ехать на север, дабы завтра подобраться поближе к Кухмо, и успеть купить вина до закрытия магазина Alko.

Выезд в нужном направлении на дорогу № 75 найти не составляет труда, ибо я уже проезжал мимо, разыскивая пляж. Ехать намного легче, ибо вечер, и ветер утих. Проезжаю мимо места с довольно сильным неприятным запахом — радом с дорогой находится «jäte asema» — «мусорная станция» — то ли свалка, то ли центр по переработке отходов. На воротах изображена видеокамера, обозначены часы работы и написано, что свалка охраняется — интересно от кого?

Проехав поворот на Saramo и не доезжая Petäiskylä, сворачиваю в лес налево у деревянного указателя ”Lintutorni” («птичья башня») Ставлю палатку, укрываю велик полиэтиленом, пишу дневник и ложусь спать.

Дневной пробег — 85.83 км (не считая Лиексы).

Средняя скорость — 15.4 км/ч.

20.07.07. Самый холодный день

Велосипедист должен садиться на велосипед с ощущением того, что ему холодно — движение на байке быстро вас разогреет!

(И. Гуревич. «Велосипед и путешествия»)

Сижу опять в кемпинге и думаю, как бы провести оставшиеся дни. До Костомукши всего 107 километров, а уезжать я планирую 24-го. Но обо всём по порядку.

Ночью шёл дождь, а к утру резко похолодало — градусов 10. Я проснулся в полдевятого, собрался и выехал на главную где-то без двадцати десять. Одетую было поначалу куртку через пару километров пришлось снять, так как стало жарко, и я остался в велофутболке, джинсах и шлеме. Затем меня чуть не задавил какой-то хаккинен на чёрном БМВ, обгонявший на повороте другую машину. Хорошо, что я был на веле, а не на авто — иначе не миновать бы столкновения. Оглянувшись, я заметил, что обогнанная машина притормаживает — возможно, водитель сообщает в полицию номера гонщега. Так ему и надо!

Примерно через 10 км.информационный стенд с местом для остановки и беседкой, традиционной для Нурмеса. Позавтракал, еду дальше. Ветер встречный, но, к счастью, слабее, чем вчера. Перед Mujejärvi дорога пересекает живописную долину, на обочине припаркована девятка без каких-либо специальных опознавательных знаков, но с забитым оборудованием багажником, рядом двое рабочих прокладывают кабель.

Проехал информационный щит, информирующий о границе между провинциями Pohjois-Karjala и Kainuu, а заодно и муниципалитетами Nurmes и Kuhmo. Любопытно, что здесь же проходит граница губерний Oulu и Ita-Suomi, но она никак не отмечена, впрочем, то же самое было и раньше — на границе губерний Etelä-Suomi и Ita-Suomi. Далее ехать чуть легче (вероятно, граница провинций идёт по водоразделу), но ветер слабее не становится. К счастью, здесь есть горки, подниматься в которые можно пешком, а спускаться — при помощи лежака. Да, а вчера утром я о горках этих был совсем другого мнения.

За 20 км. до Кухмо я остановился сушить палатку. Ещё через 10 км — интересный музей под открытым небом, посвящённый ходу Зимней войны в этих местах. Боёв на этом месте не было, но оборонительный рубеж имелся, и он воссоздан. Мне особенно понравилась полевая церковь и листовка на русском языке «Сталин приказал кончить войну». Есть образцы разнообразной военной техники, информационный стенд со схемой боевых действий и описанием хода войны на нескольких языках, в том числе и на русском (в районе Хаттуваары и Хатункюли подобные стенды были исключительно на финском). При музее — кафе с весьма гуманными ценами (кофе — 1 EUR, чай — 50 центов) и разговорчивой пожилой продавщицей, объяснившей, как найти магазин Alko в Кухмо (на улице Koulukatu), и снабдившей меня информационными листовками о достопримечательностях в этих местах. Помимо военных мемориалов и музеев, в Кухмо находится музей беломорской Карелии. Интересна и музейная дорога № 9125, расположенная уже в следующем муниципалитете, Суомуссалми — вблизи неё проходили самые крупные в этих местах сражения в Зимнюю войну, и на ней много памятников и музеев, в том числе и знаменитый Raateen Portti.

В Kuhmo дорога пересекалась с трассой для снегоходов (увидел знаки «дорога для снегоходов» и «движение снегоходов запрещено»), закупил вина в Alko-магазине, и решил остановиться в кемпинге в «Калевальской деревне» (Kalevalankylä). Здесь же происходила распродажа старой техники — автомобили, мотоциклы, трактора и т.п. Сама «калевальская деревня» мне не понравилась — слишком искусственно, хотя гостиница «Калевала» выглядела впечатляюще, а кемпинг (10 EUR) понравился ещё меньше — тесно, народу полно кухни без стёкол в окнах (в такую-то холодину), свободных мест почти нет, для машин сделаны асфальтированные площадки, а вместо травки — вытоптанная боровая подстилка — в дождь будет грязно. Уезжать надо до 12-ти дня. Правда, стирка — 1 EUR, и есть комната для глажения, где завтра удастся подзарядить телефон. Позабавила русская надпись: «ТУАЛЕТ И ДУШ ДЛЯ МУШЧИНОВ».

В кемпинге за ужином пообщался с немецким велотуристом. Он в пути ужё 7 недель, посетил Норд-Капп и возвращается домой. Путь от Рованиеми до Кухмо занял у него 3 дня, в частности, сегодня он сделал 230 км! Правда, как сам он признаётся — ему сильно помогал ветер, который мешал мне. Дальше он, возможно, съездит в Питер, а дальше — в Эстонию, и через Прибалтику в Германию. Дал ему пару советов по интересным местам в Финляндии, Ленобласти и в Питере. Немец работает программистом, объездил на велосипеде Южную Америку, Новую Зеландию и множество других стран. Здесь он всегда останавливается в кемпингах или гостиницах. Палатка у него оранжевая (а вот одежда чёрная, и шлема нет), однодуговая, по размеру примерно как моя — но, по его мнению, слишком тесная для такого длительного путешествия.

Поужинав, иду в палатку — пишу дневник и думаю, где же провести оставшиеся дни. Решаю ездить радиалки, ночевать в laavu или на обозначенных местах для костра, купаться и есть ягоды, и посещать памятники истории.одним словом, культурно отдыхать.

Дневной пробег — 78.24 км

Средняя скорость — 13.5 км/ч.

21.07.07. Леса под Kuhmo

Хорошо, когда не надо никуда торопиться.

(Общее рассуждение об отдыхе. Да и о жизни вообще)

Встаю в 8, выхожу из палатки — красота! Ясно и заметно потеплело. Иду на кухню, завтракаю и ставлю подзарядить мобильник в комнате для глажения. Заходит попрощаться немец — ему в Нурмес, а затем — в Савонлинну. Озеро Pielinen он оставит с востока. Собираюсь, выезжаю. На ярмарке масса посетителей, у дороги пробки, машины припаркованы на обочине дороги и даже на обочине велопешеходной дорожки (к счастью, оставив достаточно места велосипедистам и пешеходам, которых, кстати, немало).

Неприятное открытие — один из стержней, которыми крепится багажник к подседельнику, сломался (нельзя их делать алюминиевыми! Потом обязательно заменю на стальные). Еду в Кухмо, где покупаю несколько сувениров и купаюсь. Вода в Кухмо такая же тёмная, как и в Нурмесе, но намного холоднее. Плаваю минут 5 — 10 от силы. Пока одеваюсь — ко мне подходит нарик, и пытается что-то сказать. Говорю «en ymmärrän suomea» (не понимаю финского) и уезжаю — мимо вчерашнего кемпинга, пробок, машин и далее. После моста сворачиваю на дорогу № 9121 — по карте рядом с ней должен быть навес — laavu, где я планирую провести сегодняшнюю ночь.

Из-за установившейся хорошей погоды — замечаю, что я как будто бы совершил путешествие во времени назад в июнь! Здесь мало того, что белые ночи — природа просыпается позже. Здесь трава зелёная и только цветёт, иван-чай не везде ещё распустился, есть люпины — а в Иматре всё было уже желтоватым — высохшим. При этом черника вполне съедобна, а кое-где и брусника начинает краснеть. Может, если поехать дальше на север, в Лапландию — можно увидеть настоящую весну? Однако — не в этот раз.

Дорога 9121 — едется по ней очень легко (то ли за счёт вчерашнего плотного ужина, то ли из-за того, что ветер наконец-таки перестал меня донимать), и на ней почти нет машин, а асфальт выше всяких похвал — не то, что шайзерштрассе после Хаттуваары! Кроме того, на ней есть несколько интересных объектов.

Во-первых — Lintutorni, или «птичья башня». Таких башен в Финляндии немало, но у дорог они бывают редко. Интересное сооружение, советую посетить — деревянная вышка с большой площадкой и скамейками наверху, с которой открывается великолепный вид на небольшое тихое озеро. Здесь можно отдохнуть, послушать тишину, пофотографировать — и, конечно, понаблюдать за птицами (разумеется, для этого желателен телеобъектив, или хотя бы бинокль). К самой башне от дороги ведёт тропинка, у её начала площадка для машин и информационный стенд, посвящённый природе муниципалитета (общая площадь — 5458 км2, вода — 637 км2, лес — 4800 км2, 54% лесов — государственные, 33.5 % — частные, 12% — кооперативные (yhtiöt), 0.5% — церковные), описанию ближайшего пешеходного маршрута — с родниками, местами для стоянок и т.п. У канавы растёт дикая тигровая лилия.

Следующим интересным объектом является памятник Зимней войне — небольшой камень с мемориальной табличкой. Как я понял — здесь отряд Кекконена (често говоря — не удалось пока выяснить, то ли так звали командира отряда, то ли отряд назвали в честь Урхо Кекконена — будущего президента Финляндии, а тогда — министра, то ли в честь какого другого Кекконена), состоящий из двух пехотных рот, остановил наступление советских частей. Как я понял, камень находится хоть и у дороги, но на частной земле — на краю большого поля. Поля с зерновыми, кстати, здесь — фактически, на широте Архангельска — производят впечатление!

Продолжаю движение в поисках третьего интересного объекта — laavu. Останавливаюсь в лесу — поесть черники. Черника хороша, но и комары злобны, поэтому вдоволь поесть не удаётся. Чуть не потерял очки. Еду дальше, через какое-то время понимаю, что заехал слишком далеко, разворачиваюсь, и через несколько километров сворачиваю налево у смешного бело-синего знака, похожего на человечка на гигантских лыжах. Нахожу laavu — всё как полагается: озеро (правда, берег топкий), туалет, дровяник, кострище с подвесками и непогашенным костром, ящик для пищевых отходов, стол, собственно laavu со шваброй для выметания пыли, и вездесущая инструкция по обращению с мусором.

Обедаю, располагаюсь на отдых. Несколько раз идёт дождь. Подъезжает на машине компания — 4 мужика лет от 10 до 35 (на вид). Один из них говорит по-английски, и сообщает, что они собираются гулять сегодня вечером, и ночевать, но не в laavu, а в палатках. Спрашивают, не помешают ли. Говорю, что нет — и устраиваюсь в laavu. Помимо спальника, заворачиваюсь в полиэтилен — laavu здесь очень большое, и нависающий над землёй козырёк вполне предохранит велосипед от дождя, а полиэтилен поможет мне от комаров и ночной сырости.

Дневной пробег — 33.36 км

Средняя скорость — 13.0 км/ч.

22.07.07. Дальше на север

А я гуляю в лесах и заряжаю у реки аккумулятор.

(«Алиса»)

Ночью немного мешали комары, но я, с головой закутавшись в спальник, полиэтилен и заткнув дырку дождевиком, неплохо выспался. Надо сказать, что вчера к четверым ребятам подъехала ещё одна компания на машине. Они пили пиво и водку, орали какую-то песню на мотив «Солнце красит первым светом стены древнего Кремля», курили какой-то ганджубас из маленьких карманных устройств, в которых булькала вода (бурбулятор?), а также из самокруток с фильтрами (фильтры, напоминающие сигаретные — в мешочке). Предлагали и мне, но я сказал, что не курю, а от водки болит голова (это правда), попил чаю и устроился спать. Они не приставали. Усталость сказалась, и уснул я быстро, несмотря на песни и взрывы петард. Всё-таки в ночь с субботы на воскресенье тем, кто любит тишину, лучше останавливаться в глухом лесу, а не в придорожных laavu. Утром около себя обнаружил бутылку из-под водки — видимо, необходимая деталь для завершения образа одинокого путника, громко храпящего в laavu.

К утру осталась только первая компания, и когда я вылез из-под полиэтилена — в 8.30 — кое-кто из них уже встал. Приятно наблюдать, как вчерашние гуляки аккуратно собирают со стола пустые бутылки и банки, и убирают за собой мусор.

Неспеша позавтракав и собравшись, в 10 утра выезжаю. Откуда силы берутся? То ли хороший сон на свежем воздухе, то ли вчерашний обед и смешной километраж, то ли отсутствие встречного ветра, а, скорее, всё вместе придаёт мне скорости. Кроме того, видимо, в награду за стойко перенесённые дожди и встречный ветер, природа балует меня великолепной солнечной погодой и ясным небом.

Довольно быстро возвращаюсь на дорогу № 912. Немного туплю, пытаясь найти отворотку к первой церкви Кухмосогласно вчерашнего информационного щита, это где-то здесь, после моста — но безуспешно, и я направляюсь на север. Дорога 912 идёт в основном по болотистой равнине, населённые пункты практически не попадаются. Она ровная, горок мало (хоть и есть) кое-где пересекает небольшие живописные речки с заболоченными берегами. Поражает воображение отношение количества труда, вложенного строительство дороги на болоте при таком малом населении данного муниципалитета и наличии других дорог, а также качество асфальта. К сожалению, по обочинам начинает попадаться мусор — хоть и в совершенно смешных количествах, но чистоты ухоженного английского сада, какая была в муниципалитете Нурмес, нет. В одном месте видел даже увязший в трясине ржавый автобус! Меня обгоняет множество мотоциклистов. В Lentiira в магазине прямо перед закрытием (в 15.00) беру яблочный сок и мармелад (который тут же съедаю). Ко мне подходит шумный молодой мужик. За пару минут он успел выяснить, кто я и откуда, похвалить достоинства русских девушек (что мне почему-то не понравилось), потерять родственников и мобильный телефон, а потом всё это найти. На фоне остальных сдержанно-вежливых финнов он выглядит крайне необычно. Что ж, скоро в Россию, и о финских обычаях придётся на какое-то время забыть. Впрочем, парень своим темпераментом гораздо сильнее напоминает итальянца, нежели русского. Хотя местный.

Ещё километров через 10 — место для остановки со столом на берегу озера Lentiira. Хоть место для купания и не обозначено, есть удобные мостки для входа в воду. Вода хоть и чёрная, но… прозрачная (видно метра на полтора), и очень холодная (холоднее, чем в Кухмо). Немного плаваю с маской, и имею удовольствие наблюдать некрупных окуньков.

Вылезаю, переодеваюсь, готовлю обед. Мимо проезжает в сторону Костомукши мужик на велике, выглядящий очень по-русски. Возможно, это соответствует действительности — Костомукша совсем рядом. А в обратную сторону проезжают давешние мотоциклисты (обращаю внимание на их плотную тёплую одежду — тогда как сам я согреваюсь за счёт педалирования, и мне хватает футболки и джинсов). Закончив обед, собираюсь и еду дальше, в сторону Suomussalmi. После пересечения трассы 89 встречаю велосипедиста с рюкзаком и здоровенным прицепом (байдарка у него там, что ли?)

Еду дальше. На границе муниципалитетов Kuhmo и Suomussalmi висит какой-то непонятный знак. Большой жёлтый щит с надписью «poronhoitoalue», предупреждающим знаком с силуэтом оленя и схематическим изображением Финляндии, северная часть которой закрашена чёрным. Ещё чуть дальше — через весь лес забор из крупной сетки, на нём с двух сторон от дороги надписи из дощечек «LUONTOPARATIISI» и «NATURE PARADIS». А поперёк дороги на уровне сетки — канава, причём через неё перекинут решётчатый мостик с крупными дырками. А я так засмотрелся на все эти плакаты-заборы, что заметил его в самый последний момент — адски протрясло. Еду дальше. С горы Saarivaara с одноимённым посёлком открывается великолепный пейзаж. Проехав немного далее — встречаю… северных оленей! Так вот для чего предназначалась сетка — чтобы олени не уходили дальше на юг! Многие олени в ошейниках, их явно разводят. Олени невелики — меньше коровы, хоть и покрупнее большой собаки, и очень поджарые. В дальнейшем они будут попадаться мне очень часто, иногда прямо на дороге — водителям приходится останавливаться и распугивать их гудками.

Проехав ещё какое-то расстояние — сворачиваю на грунтовку в сторону Malahivanvaara. По карте в этих местах должны быть места для костра, палаток и laavu. Однако все видимые с дороги laavu оказываются занятыми — в них остановились рыбаки (как и в Руунаанской туристической зоне, рыбу здесь разводят, и для её ловли нужна специальная лицензия, а место называется Yli-Vuokki). По дороге встречаю несколько деревянных указателей с надписью «HETE», пластиковым файликом с надписью «veden laatua ei ole tutkittu» (качество воды не исследовано — перевёл с помощью словарика), указанием расстояния в метрах и тропинкой. Вероятно, это родник. Правда, в словарике слова «HETE» не было, а потом выяснилось, что в финском языке оно обозначает болотную трясину, но надпись могла быть карельской. Жаль, не сходил и не выяснил, что же там на самом деле. Зато с одной из берёз удалось сорвать кусок чаги.

Наконец, удаётся найти свободное «место для костра» — кострище с подвесками, пожарным ведром и щётками для котелков, стол со скамейками, дровяник. Есть информационный стенд с правилами рыбалки, инструкцией по оплате лицензии при помощи мобильного телефона (всё на финском, и понять удаётся лишь то, что лицензия на 3 часа стоит около 6, а на сутки — около 8 евро), и схемой местности. Поздно. Завариваю чагу (на что уходят почти все остатки газа во втором баллоне), ставлю палатку. Пока я это делаю — подъезжает автомобиль, выходит народ и идёт рыбачить на речку, поглядывая в мою сторону (не иначе — браконьеры). Ладно, убираю велик от стола, цепляю его к дереву, на манетку вешаю котелок с чагой — настаиваться до утра (не забыть бы), накрываю полиэтиленом и ложусь спать.

Дневной пробег — 107.45 км

Средняя скорость — 15.6 км/ч.

23.07.07. Ala-Vuokki, Raateen Portti и затупы

У людей просто блестят глаза, когда даже годы спустя они вспоминают, как посреди чужой страны ремонтировали байк подручными средствами на перевале под дождё мв темноте с расстройством желудка, окружённые дикими зверями и местными бандитами!

(«Велосипед и путешествия»)

Сразу скажу, что каких-либо особых приключений в этот день не произойдёт. Правда, мне придётся потупить по ночному лесу — это оставит довольно яркие воспоминания. Но обо всём по порядку.

Проснувшись в 7.30, очень неспеша завтракаю, собираюсь и в 11.00 выезжаю. Подходил какой-то мужик, что-то спрашивал, но опять пришлось сказать «en ymmärrän suomea», а на вопрос «puhutteko te englantia» (говорите ли вы по-английски), он ответил «en». Правда, я ему всё же сказал, что сам я из Питера, и еду на велике от Светогорска, и мы пожелали друг другу хорошего дня. На грунтовке сорвал с берёзы остатки чаги — возьму с собой.

Выехал на дорогу № 912. Я решил доехать до Kotiranta, затем прокатиться по музейной дороге 9125 и вернуться на 912 по 75 веломаршруту. Однако, остановившись перед горкой — замечаю за канавой кусты, густо усеянные черникой, и не могу удержаться от соблазна поесть её вдоволь — благо комаров нет. Помимо черники — замечаю чрезвычайно красивый белый гриб. Надо сказать, что множество грибов я видел с дороги почти на всём протяжении поездки, но совершенно не имел желания с ними возиться, кроме одного случая. А тут не могу удержаться и беру. К белому нужно найти парочку красных – на поиск чистых уходит ещё минут 10.

Затем еду в Ala-Vuokki. Перед деревней замечаю указатель к пляжу, ещё через несколько километров на заправке в магазине покупаю кефир. Есть тушёнка из оленины, но только в больших банках по 450 грамм — зараз мне такую не осилить. Ещё на магазинчике плакатик — что-то типа 75-летнего юбилея магазина — он здесь с 1932 года. Стабильность, однако. Еду дальше. Много оленей. В одном месте дорога идёт по красивейшей дамбе между двух озёр, на фоне которой меркнет красота косы Punkaharju. Затем доезжаю до мемориала Raateen Portti, посвящённого Зимней войне.

 Прежде всего поражает воображение огромное поле, усеянное крупными гранитными глыбами по числу погибших в Зимней войне солдат. В центре — сооружение с колоколами по числу дней войны. На памятнике надпись «Vaikka ihminen kuoleeniin muisto elää», которую я перевёл как «Человек погиб — так хоть память жива». Поле находится непосредственно на углу 912 и 9125 дорог. Перед ним — большая экспозиция военной техники под открытым небом, а также музей. Информация на многих языках (в отличие от Северной Карелии), в том числе и на русском. Много народу. Перед входом на поле — большой плакат с информацией о музейной дороге, об установленных на ней памятниках. По этой дороге шло наступление советских войск на Суомуссалми, и здесь было много боёв, в результате которых оторванные от тылов советские части повторили печальную судьбу Великой армии Наполеона — с той лишь разницей, что не взяли ничего, напоминающего Москву.

Однако пора думать о возвращении. Завтра надо пересечь границу (ходили слухи, что в Костомукше с велосипедами не пускают — значит, возможны проблемы и задержки), и успеть на Сортавальский поезд. Хочется переночевать в обозначенном на карте laavu, расположенном в заповеднике рядом с границей, и я даже думаю о разведении костра — тем более, что позавчера мне говорили о наличии медведей. Поэтому поездку по музейной грунтовке думаю отложить до лучших времён, и возвращаюсь по 912-й. Буквально в километре от мемориала замечаю в лесу огромное количество вполне зрелой морошки. Останавливаюсь поесть, не брезгуя, впрочем, и черникой.

После Ala-Vuokki сворачиваю на пляж к озеру Vuokkijarvi, где купаюсь (вода, кстати, потеплее, чем в Lentiira, но менее прозрачная — и такая же чёрная), варю грибы на столике у заброшенной кафешки, пью чай. На пляже есть печь для копчения рыбы с навесом, туалет в сельском стиле и место для спуска лодок — пока готовил, наблюдал, как подъехала лодка с удочками для троллинга, и как её вытягивали лебёдкой на прицеп. Пишу дневник. Погода весь день была хорошей — только с утра перистые облака, а в середине дня началось постепенное ухудшение Откуда-то с юго-запада ползёт какая-то гадость. Хорошо бы не было дождя. 18.40 — надо допивать чай и ехать.

Допиваю чай и еду. Мой план — свернуть на дорогу № 9127, затем свернуть на неномерную грунтовку в заповеднике, и добраться до laavu. Неблизкий путь до поворота на 9127 проезжаю без каких-либо эксцессов. Однако у начала этой дороге стоит большой жёлтый щит с изображением знака «дорожные работы» и надписью, которую я перевёл при помощи словарика как «Ведутся работы по улучшению дорожного покрытия. Окончание работ — октябрь 2007». Однако запрещающих знаков, кроме ограничения скорости, нет, и грунт кажется мне вполне приличным — поэтому я, не подозревая ничего плохого, сворачиваю на неё. А зря.

Сначала — обычная грунтовка, может, слегка разбитая. На обочине — большие шиабеля листов металлической сетки, вероятно, для укрепления дорожного полотна. Кое-где стоит техника. Проезжаю несколько ферм, болото, обнесённое крупной сеткой (от медведей?). Попадаются встречные машины. Один водитель машет мне рукой. Наконец, через 10 км. доезжаю до поворота на грунтовку. Сворачиваю — и начинаю тупить. Сначала встречается указатель «пешеходная тропа» направо. Отходит проезжабельная грунтовка, оканчивающаяся, однако, петлёй для разворота машин (как и многие другие тупиковые лесные грунтовки в Финляндии). Пешеходная тропа, отмеченная синими кольцами на деревьях, идёт дальше, но мне не хочется тащиться по ней с великом — неизвестно, там ли laavu, да и мишка выйти может… Проезжаю дальше, поворачиваю налево — та же история. На вырубке спугиваю двух лосей — крупные, черти, не то, что олени!

Время — 12-й час (то есть, первый по московскому). Хоть и белая ночь, но сумерки (хорошо, что у меня есть фары и налобник для смотрения в карту), и здорово холодает. Появляется туман — приходится снять очки, дабы не запотели. Поняв, что laavu мне уже не светит, возвращаюсь на 9127 и пытаюсь проехать дальше. Но щебень на дороге становится совсем крупным, и ехать практически невозможно. Несколько раз чуть не падаю (хорошо, контакты односторонние — не встёгивался на щебне), скорость — 6 км/час (почти пешеход). Проехав пару километров, понимаю, что до конца дороги доеду разве лишь к утру, а лес для не нравится. Разворачиваюсь и возвращаюсь на грунтовку, по которой еду до грунтовой дороги 9124, за которой начинается погранзона — об этом предупреждает плакат и жёлтые кольца на деревьях. За деревьями видны тонкие радиомачты с красными огнями — это Россия.

Через несколько километров езды различаю какой-то шум. Сначала думаю, что это — железная дорога, но когда подъезжаю ближе, убеждаюсь, что это — карьер по добыче щебня. Он находится слева от дороги, в погранзоне. Территория освещена мощными прожекторами. Хорошо видны гигантские работающие машины — бульдозеры и камнедробилка.

Еду дальше. Дорога поворачивает на запад, и идёт вдоль железнодорожного полотна. Сворачиваю на боковое ответвление, и ставлю палатку метров через 200 в сосновом перелеске рядом с вырубкой и какими-то карьерами, подыскав место, наиболее свободное от кустов черники и багульника. Время — час ночи (2 по московскому), астрономическая полночь. Укрыв вел полиэтиленом — иду спать. В дневнике отмечаю только пробег и среднюю скорость. КПП совсем рядом — это радует. Ставлю будильник на 8.00 (9.00 по московскому).

Должен сказать, что езда в белую туманную ночь по глухому и холодному финскому лесу, когда толком не знаешь, куда ехать, производит довольно сильное впечатление. Особенно если это происходит в последний ходовой день.

Дневной пробег — 102.10 км

Средняя скорость — 13.3 км/ч.

24.07.07. Дорога на Костомукшу. Отбытие.

Это Хануд. Планета, где меня родили ….

( «Кин-дза-дза»)

Просыпаюсь по будильнику, быстро, но без спешки, собираюсь и выезжаю. Погода, вроде, ничего — это радует. Ехать поначалу приходится по дороге 9124 до места её слияния с 9127 и железнодорожного переезда. Однако, вместо переезда — мостик (железная дорога идёт выше), под которым я и проезжаю, и выезжаю на 85-ю. По ней — налево — к таможенному комплексу, на территории которого удаётся найти бак для мусора.

Про КПП Vartius-Люття ходили противоречивые слухи — одни говорили, что велосипедистов не пускают, другие — что пускают без проблем. Что ж, проверим.

Быстро прохожу паспортный контроль с финской стороны. Пограничник, узнав, что я на велосипеде, и еду от Светогорска, сдерживает улыбку. Еду на российскую сторону. Надо сказать, что КПП Vartius и Люття расположены буквально в двухстах метрах друг от друга, и с одного прекрасно просматривается другой. Правда, российский КПП расположен выше, поэтому флаг Федерации весело полощется на ветру, словно приветствуя меня, тогда как на финской стороне флаги Союза и Республики, наоборот, печально повисли, вероятно, из-за предстоящей разлуки со мной. Тем не менее, на российской стороне шлагбаум опущен, пограничница проверяет паспорт, и только потом даёт «добро» на въезд. На паспортном контроле пограничники тоже не проявляют ко мне какого-либо особого интереса, однако, таможенники, вроде, сначала просят задекларировать товар, но я отвечаю, что в Светогорске  две недели назад мне сказали не заполнять декларацию, и у меня только личные вещи, кроме бутылки вина и бутылки рома, купленных в Финляндии. Это прокатывает. Выхожу к велосипеду — подходят другие таможенники, разговор повторяется. Спрашиваю, ездят ли через границу велосипедисты — таможенник говорит, что с одной таможни на другую их возит микроавтобус, и он немного удивлён, что погранцы меня пропустили так. Я опять рассказываю про прогрессивные порядки погранпереходов Ленобласти и высказываю мысль, что скоро они будут приняты и здесь, а сейчас меня пустили потому, что я возвращаюсь. В третий раз паспорт проверяют при выезде с территории таможни.

За таможней слева — большой плакат «Костомукшский заповедник. Вход запрещён». Неприятно.

Дороги наши поначалу отличаются от финских лишь широкой песчаной обочиной, да унылыми знаками с белым фоном — финские жёлтые намного веселее. Вообще, как-то уныло становится — может, потому, что на небо наползают тучи? Честно говоря, ползут они с запада — откуда я уезжаю.

Через 10 км — в четвёртый раз проверяют документы. Здесь, вроде, сейчас и заканчивается погранзона. Последнего пограничника тоже спрашиваю про велосипедистов — говорит, ездят из Питера, из Москвы, из Финляндии. Местные, вроде, не ездят. Расспрашивает о поездке, поеду ли я своим ходом обратно по Карелии. Я говорю, что на поезд — и в Сортавалу. Чувствую некую неловкость, и говорю, что велосипед для российских дорог слабоват — действительно, на одном участке шоссе меня сильно трясло.

Километров 20 – 25 от границы мусора на обочинах не больше, чем в Финляндии. Не доезжая километров 8 до Костомукши останавливаюсь около большого рисунка на скале, призывающего к борьбе с огнём, и подкрепляюсь черникой. Начинаются ответвления вправо – влево, дачи, машины с корзинами морошки на капотах — а на обочинах появляются кучи мусора. Неприятно.

В Костомукше сворачиваю в город, немного туплю, потом спрашиваю, где вокзал — мне показывают. Оказывается, на перекрёстке, откуда я повернул к городу направо, под надпись «Костомукша» — на вокзал надо было повернуть налево, туда, где никаких надписей не было.

На вокзале занимаю очередь и выхожу на улицу. Общаюсь с другим уезжающим, рассказываю о своём маршруте. Он тоже спрашивает, почему я не еду обратно своим ходом. Отвечаю, что велик слабоват для российских дорог, и даже в Финляндии были трудности. В 2 часа дня, купив билет на верхнее место в плацкартном вагоне (473 р. 90 к.), начинаю разбирать велосипед и упаковывать его чехол. На это уходит час — за счёт наличия крыла, переднего багажника и лежака у велосипеда, и полного отсутствия опыта в подобных делах у меня. Крыло просто накладываю на переднее колесо и слегка приматываю теми же резинками, которыми креплю колесо к велосипеду — так оно вполне нормально доедет. Развожу горелку, варю пакетик гречи и чай, прикрывшись от ветра зачехлённым велом. Съедаю последнюю банку сайры. Пишу дневник — описываю вчерашние ночные приключения.

Упаковываюсь, захожу в здание вокзала, где покупаю пол литра сока за 20 руб. и пачку чипсов за 15, а затем — на платформу. Объявляют посадку — я обнаруживаю, что с чехлом на плече и рюкзаком за спиной влезть трудно — рюкзак слишком широк, поэтому оставляю его в начале вагона, закидываю на верхнюю полку вел и лишь потом возвращаюсь за рюкзаком. Наконец, чехол закреплён оттяжками и верёвочками на верхней полке, рюкзак убран под сиденье (потом я перекину его на вторую верхнюю полку — ибо она останется свободной), проводник приносит бельё, которое я не заказывал — и всё, до завтра можно отдыхать. Кстати, с проводниками мне везёт — молодые ребята, вероятно — студенты, работающие как бы в стройотряде — я о таком слышал раньше. Проблем они не создают, а только помогают — респект им за это!

В 17.50 поезд трогается. Мне предстоит долгая дорога. Вечером я выпью несколько стаканов замечательного чая по 10 рублей, буду перечитывать дневник и любоваться карельскими пейзажами из окна вагона. Ночью придётся бороться с чрезмерно широким бельём, норовящим сползти с полки вместе со мной (убрать матрас и достать спальник помешает лень), а также с ветром, дующим через оконные щели — в конце концов, придётся развернуться головой в проход и ногами к окну. А утром в Сортавалу поезд придёт в 06.52 — к этому времени я уже вытащу в тамбур рюкзак и чехол. Стоянка поезда займёт полчаса, а сборка велосипеда — чуть больше часа, а затем я отправлюсь на дачу открывать сезон — наводить порядок, бороться с птичьим помётом и разросшейся крапивой, и заниматься кучей других, не менее важных дел. Впрочем, это уже совсем другая история.

Дневной пробег — 37.80 км

Средняя скорость — 14.9 км/ч.

 

Общий пробег — 1026.6 км

(не считая Лиексы и Савонлинны)

 

Продолжительность — 15 дней

Еще маршрут по юго-востоку Финляндии здесь!


Экстремальный портал VVV.RU
ВелоПитер - виртуальный велотуристский клуб Илья Гуревич [ilia.velotur@gmail.com]
ВебМастер: Алексей Кочетов [www.phpbee.org]
Вопросы рекламы: Анна Кононова [akononova@yandex.ru]
(C) ВелоПитер, 1997-2015