ВелоПитер - home  
КЛУБ ПОХОДЫ ФОРУМЫ СНАРЯЖЕНИЕ ДРАЙВ ВЕЛОТЕХНИКА ВЕЛОТУРЫ
О клубе
Клубный реестр
Клубные мероприятия
Проведение велопробегов
Фестиваль "ВелоПитер"
Рекомендовано ВелоПитером
Опросы
Снаряжение

Вход

Велопитер в Твиттере






ActivEInfo - каталог магазинов и свежая информация о товарах  для активного отдыха
Старая Русса - Москва - Брянск. 1249 км. Автор - Сергей Бобряков.

Первая часть похода до Москвы проходила в составе большой группы (80 человек), а вторую я проделал самостоятельно. Тем не менее, все это один большой поход, который с учетом поездок по Москве превышает 1300 км. Ввиду нехватки времени часть маршрута от С.-Петербурга до Старой Руссы пришлось пройти на автомобилях. Рабочая группа провела сборку и подгонку велосипедов, а к вечеру туда же привезли основную группу.


28 июля 2002 Старая Русса - р. Пола 85 км
В воскресенье с утра мы уже сели на велосипеды. Небольшой кружок по Старой Руссе. Остановка около дома Достоевского. Несколько слов главного гида. Выезд из города, теплая солнечная погода. Практически отсутствует автомобильное движение. Через пару километров меня ждало первое и, в общем-то, единственное разочарование: левую педаль моего "Туриста", заботливо купленную и установленную перед походом, заклинило, и в какой-то момент она безжизненно упала на дорогу. Заботливые цоканья языком проезжавших коллег, попытка привинтить ее на место и спокойный приговор техника Лени: давай я тебе дам нормальную тачку, а эту оставим здесь. Хохляцкая рассудительность не позволила мне расстаться с видавшим виды металлоломом. Турист был водружен на машину технической поддержки, а мне был выдан запасной велосипед. И - тут я почувствовал разницу. Ощущения от дороги и от езды были - ну как небо и земля. Имея в виду последующие затраты с транспортировкой и хранением Туриста в Москве, пожалуй экономически оправданным было бы его там оставить. Но - против природы не попрешь.

Потихоньку я въезжал в тему. Я старался побыстрее понять, что именно от меня требуется и, судя по расставанию, мне это удалось. Не скрою - все это мне безумно понравилось с самого начала - и идея, и воплощение. Организационно-методическое обеспечение похода было безукоризненным. В заданной точке маршрута готовился дневной привал. Специальная группа устраивала пленэр с горячим чаем и всяческими перекусами. Вторая группа готовила привал ночной - разбивала лагерь и готовила ужин. И мы ни разу не промазали мимо места привала - в нужное время мы оказывались в нужной точке. Как в лунной экспедиции, с той лишь разницей, что лунную экспедицию обеспечивал центр управления полетами, а здесь просто все было просчитано заранее и удерживалось в голове руководителя.

Каждые 10 км одна из машин сопровождения делала остановку. Желающие набирали воду и хватали что-нибудь в качестве перекуса: конфеты, печенье, орехи, курагу, изюм. Возле приятных мест устраивались остановки для купания или просто для обозревания красивых видов.

Первое знакомство наших коллег с российской действительностью привело к любопытному открытию: алкоголь даже в ресторане стоил на порядок дешевле, чем в своей родной стране. И народ понемногу начал напиваться впрок. Были в этом деле явные профессионалы, были и те, для которых это была часть экзотики. Утренних последствий не было никаких. Народ внешне легко преодолевал очередную часть пути. Маленькое приключение было только в последний день. Бар работал до утра, и один из ребят просто не смог проснуться. Его обнаружила группа, которая сдавала номера. Пришлось догонять остальных по укороченному маршруту.

Первая ночевка была в лесу на берегу речки. Вода как парное молоко. Пиво из родника. Дружная помывка в реке и очередь на ужин. Мы - то есть гиды и группа техобслуживания - ужинаем после наших гостей, а привальная группа уже после нас. Наши коллеги подозрительно нюхают и рассматривают гречку. Но - природа берет свое - тарелки чисто подметаются, и начинается расслабуха. Пиво, неторопливые разговоры. Комаров совсем немного. Возможно из-за того, что наши гости успели побрызгать все, что только можно. Аромат репеллента в экологически чистых зонах. Какой смысл? В общем - здесь уже можно говорить о загадочной западной душе, воспитанной обществом потребления. Настолько ли эта химия безвредна, как об этом говорится в рекламе? Я ночевал без палатки под деревом - и жужжание комаров не было критическим. То есть своими брызгалками они стреляли по комарам из пушек.

Среди ночи на службу заступила охрана - в милицейской форме - так, чтобы ни у кого из представителей окружающей среды не возникало искушения поискать приключения. Один из гостей натолкнулся среди ночи на человека в форме и был озадачен. Утром он осторожно спросил меня, насколько это оправданно, в смысле опасно здесь ехать или нет. Ответ вырвался сам по себе - быстро и натурально. Партизанам не сказали, что закончилась война, и они со злости шляются по ночам. Людей не трогают, но всякую технику подрывают. Проверка правдоподобности сказанного заняла у него секунд 10, после этого появилась недоверчивая улыбка. Да - и этот не поверил мне - Станиславский еще один.

29 июля 2002 р. Пола - Осташков 51 км
На второй день рельеф был волнистый. Зато всего 50 км. Я чаще всего находился в хвосте. Два человека любили фотографироваться с бабушками, сидящими около своих домов. Бабушки норовили чем-то угостить - яблочками там, молочком. Один раз мы даже заходили внутрь. А я вроде как помогал им общаться. Через пару дней доктор объявил, что парное молоко лучше не пить - не каждый взрослый организм в состоянии все это переварить. Но общение с местным населением продолжалось. Ходовой день закончился на пристани на Селигере. Корабля на пристани не было. Состоятельные отдыхающие, приплывшие в поселок за провизией на очень симпатичном катере, сказали, что корабль поломался, деньги пропили. Ну, в общем, нам всем гаплык. Шутили они так. Полчаса волнений закончились хеппи ендом. Из-за острова прямо-таки на стрежень выплыл наш чудо-корабль. Возвращаемый аппарат в очередной раз состыковался с орбитальным комплексом. По Селигеру плыли часа три. Дивные обжитые палаточные места. В конце пути пришвартовались около Ниловой Пустыни. Симпатичный монастырь, много повидавший, в том числе и лагерные будни с расстрелами в том числе польских офицеров, о чем гласит соответствующая табличка. Сейчас все понемногу восстанавливается. Но работы еще очень много. Возле пристани торгуют всем, включая копченые угри. Смотрятся очень аппетитно - наши гости рискуют и получают удовольствие. Дальше Осташков, более-менее приличная гостиница. Ужин в ресторане. Увы, могли бы и получше подсуетиться. Качество пищи оставляет желать.

30 июля 2002 Осташков - Каменица 95 км
А наутро очередной марш-бросок. В этот день стоянка была на Волге. Там где ее можно перейти пешком. Стоянка была на очень живописном берегу в сосновом лесу. С погодой очень повезло. Опять купание в реке. Народ откровенно начинал расслабляться и балдеть. Каких-то 200 км, а уже так хорошо.
Каждое утро начиналось с зарядки. Ее эмоционально проводил Большой Джон, профессиональный регбист и любимец публики. Все постоянно смеялись над его комментариями. Это скорее была эмоциональная зарядка, а не физическая.

31 июля 2002 Каменица - Чупруново 112 км
На следующий день мы ехали параллельно Волге, так и не увидев ее вплоть до самого вечера. Было очень жарко. Дистанция 112 км. А разрыв между передовой группой и отстающими достиг одного часа. А под конец дня еще была экскурсия в восстанавливаемый монастырь. Там сейчас пока краеведческий музей. И опять - много раз я возвращался к этой мысли, когда представлял эти храмы неразрушенными, - это какое же богатство было в стране? И как они могли упустить власть?

После экскурсии до стоянки оставалось уже километров с 10. Тоже на берегу Волги, но уже не в лесу, а на лугу с травой по пояс. Народ пошел на заплыв в деревню. Течение быстрое, и они 4 км плыли вниз по течению. Удовольствие, конечно. Там мы увидели чудо-плот. На плоту 4 палатки, два стола под навесом - и плыви не хочу. Судоходства нет. Кто в карты играет за столом, кто спиннинг бросает на корме. Сказка.

В этот день уже возникла напряженка с едой. То, что в первый день народ дружно нюхал и спрашивал, что это такое, на этой стоянке было востребовано на раздаче раза по три. Нам еще досталось основное блюдо, а привальной команде пришлось готовить что-то для себя отдельно.
К этому дню уже возникло состояние физического кайфа. Здоровая усталость. И провальный сон.

1 августа 2002 Чупруново - Ярополец 95 км
Следующий день был сумасшедший в смысле жары. Это было действительно напряженно. Ночевали в Яропольце. В усадьбе Гончаровых. Пушкин приезжал, а веком позже Ленин с Крупской, о чем и гласят мемориальные доски и памятники. Там сейчас база отдыха МАИ. Красиво. Вечером прогулялись по парку и озерам. Народу интересного здесь жило много. Герои еще той первой Отечественной. Усадьба генерала со своим театром. Ну, просто процветало все. По крайней мере, внешне.

В этот день мы вступили в границы Московской области - и очередная стыковка - мы попали под юрисдикцию московской ГИБДД. Это тема отдельная. Нас красиво с эскортом проводили по населенным пунктам. А вот на шоссе возникала напряженка. Я был последним, и этой напряженки вкусил по полной программе. Едет симпатичная молоденькая девушка. А за ней я, а за мной машина технической поддержки, а за ней машина ГАИ с мигалкой. А за ней штук 50 машин. Девушке надо остановиться. Она оставляет велосипед и идет в кустики. По правилам игры дальше останавливаюсь я, потом машина технической поддержки - ну и весь этот хвостик. Нервозность очереди я ощущал спиной. В какой-то момент у кого-то не выдержали нервы, и он решил обогнать колонну по левой обочине. От такой наглости у ГАИшника фуражка соскочила на затылок, и он начал прижимать этого Жигуля к обочине. По встречной не было никого, так что голливудская погоня была только развлечением. В какой-то момент Жигуль свернул налево и отъехал в поле метров на 100. Ну, в смысле - погонишься дальше - и я дальше. Скрипя зубами, Жигуль был амнистирован по причине недостаточной длины рук.

2 августа 2002 Ярополец - Звенигород 120 км
Предпоследний день был от Яропольца до Звенигорода. Это уже более населенная зона с обилием строек разного масштаба. В этот день нас накрыл циклон. Поэтому проехали без тепловых ударов. Здесь эскорт был уже не лишним. Была пятница, обилие машин из Москвы. Да и погода не способствовала безопасности. Ночевали на очередной базе отдыха. Это было уже недалеко от Москвы. Поэтому и бар работал до последнего клиента. К радости этих самых клиентов.

3 августа 2002 Звенигород - Москва 85 км
К утру основной фронт с холодным дождем уже прошел. И было просто пасмурно и прохладно. Опять мы проезжаем около участков дачного строительства. В том числе и около совсем элитных - как на Николиной горе, например. Последний перекус, построение, коллективная благодарность нам, фотографирование. К середине дня мы уже доехали до кольцевой дороги, а потом колонной, не растягиваясь, проехали по городу, по Тверской, на набережную, мимо гостиницы "Россия", на Васильевский спуск. Я не знаю, что там чувствуют победители и чемпионы. Предполагаю, что то же самое, что и мы. Я опять ехал последним, и слышал, как очередной постовой докладывал (ну конечно, в центр управления полетом) о том, что "хвост прошел". А прохожие махали нам руками. Просто так.
Большинство гостей было в России в первый раз. От Красной площади, от Кремля все были просто в шоке. Это же мы привыкли. А у них был шок от красоты, гармоничности. Эти картинки все знают по телевизору. А в реальности оно и такое и не такое. Действительно красивое и величественное.

А дальше начался шок от прелестей сервиса. Мы собирали велосипеды, складывали их в грузовик. Это заняло часа три. Так вот все эти три часа народ не мог поселиться. Это гостиница "Россия". Позор сплошной. Вечером нас пригласили в ресторан. Ну, сказка - 21-й этаж, вид на Кремль, на Христа Спасителя. И официант с мрачной рожей. Еда, как в столовой. А в шоке я оказался от десерта. Чай и кофе подавали в алюминиевых чайниках. Ну не может быть кофе из ведра в таком месте! Как-то отвык я уже от такого сервиса. Народ тем временем расслаблялся. Барышни надели, что получше, и нарисовали что-то на лицах. Поэтому узнал я не всех. В смысле не сразу.

После ресторана пошли в ночной клуб. Нашего коллегу из Шотландии не пустили. Сказали, что по правилам в шортах и в спортивных штанах нельзя. А тем более в юбках. В клубе было слишком громко, и я ушел в Интернет кафе посмотреть почту.

На следующий день одного из молодых ребят забрали в ментовку за то, что он фотографировал около Кремлевской стены. Его дружок был заметно взволнован. Еще больше он взволновался после того, как я подтвердил, что дела плохи. Это за полчаса до отъезда. Дружка вызволили достаточно быстро. Без обезьянника и даже без засвечивания пленки. Погрузка в автобусы, Шереметьево. И все. Официальная часть похода завершена. Очень быстро, стремительно, на максимальном эмоциональном подъеме.

В Москву я вернулся на маршрутке, шмотки в камере хранения. Надо было думать о ночлеге. Мой дружок детства, с которым мы встретились, сам в Москве бомжует, в смысле живет у родственников. Из всех моих телефонов ответил только один. Мобильный телефон наших соседей по крымскому отдыху. Это получились совершенно абстрактные друзья. Ну, стояли палатки рядом. Ну, пообщались чуток. Дело закончилось обменом электронками, их приездом к нам в мае прошлого года и тем, что мне не было неудобно напрячь их. Ребят я застал в дороге. Они ехали с отдыха в субботу-воскресенье. Поскольку возле Москвы все уже как муравейник, на выходные они ездят за 400 км в Псковскую область. На рыбалку, на ягоды. Для нас 50 кажется далеко. А тут такое. В общем, свои причуды у этих москвичей.

Хранитель камеры хранения в гостинице "Россия" рассказал мне, что он думает о моем велосипеде. Откровенно рассказал, с выражениями. Похоже, что выражения были готовы заранее, и он их даже не выбирал.

Но я уже не удивлялся их ненавязчивому сервису. На следующий день я приступил к реализации плана эвакуации. Поскольку у меня было два велосипеда, а на двух ну никак не уедешь, мой путь лежал на Киевский вокзал в багажное отделение. Там меня ждало разочарование. Оказывается, если я не сопровождаю груз, то на таможне его снимают и ждут, когда я приеду его вызволять. А пока я не приеду, на счетчике капает $50 в день за хранение. В общем, это обстоятельство определило мой дальнейший маршрут. Велосипед уехал багажом в Брянск. А я поехал в Сокольники в велосипедный магазин. Там я прикупил велосипедный багажник, на который мой велорюкзак установился как влитой. Ну и, собственно, я уже был готов к отъезду. Проехался, не торопясь, по Москве, заехал на Арбат (куда же еще), попил там вкусного итальянского кофе и вернулся на очередной ночлег к ребятам. И уже во вторник утром и морально, и технически, и физически я был готов к выезду. Технически - это с натяжкой, поскольку у меня не было даже запасной камеры, да и ремнабор у меня был рассчитан на "Турист".

Идея второй части была простой. Проехаться через Болхов (там мать заканчивала школу в июне 1941-го), Мценск (там жила ее двоюродная сестра и очень близкий ей по духу человек), ну и потом в Брянск - в гости к ее родному младшему брату. Карты у меня хорошей не было. Даже глобуса, не то, что крупных карт. Поэтому перед выездом я переписал себе на листочек лоцию из атласа автомобильных дорог. В смысле перечень населенных пунктов, километраж, развилки. И на этой карте меня ждало первое открытие. Неподалеку от Болхова я нашел деревню Сухочево. А поскольку бабушка моя была Сухочева, и родилась она в одноименной деревне, возникла идея появиться в этой деревне и поспрашивать про деревню деда, которая тоже совпадала с фамилией - Хомяково. Из детских разговоров я помнил, что она сильно пострадала в войну. Мать говорила, что ее и не восстанавливали. Так народ и разбежался. Ну - в воздухе появился аромат продолжения моей сибирской поездки - в смысле по родным местам, но уже с материнской стороны. И эти ожидания оправдались в полной мере.

6 августа 2002 Москва - Малоярославец 150 км
На следующее утро пришло похолодание, что явилось для меня благом. Во время всей поездки температура была около 20, да и солнце не сильно жарило. Хотя и дождя не было тоже. Так - попугал пару раз. Занудный выезд из Москвы с интенсивным движением. Я сэкономил и здесь. Ребята живут в районе Университета. То есть с того края города, который был мне и нужен. У меня появились уже и автомобильные привычки. Ближе к окружной дороге я заехал на заправку и воспользовался стационарным компрессором для подкачки шин. Больше насосом пользоваться не пришлось. Повезло. Камеры выдержали последующие 700 км.

Мой путь лежал по калужскому шоссе. В дальнейшем я пришел к выводу, что маршрут был выбран удачно. Интенсивным движение было в течение последующих километров 50 - 70. А потом стало проще. Киевское шоссе, которое идет параллельно, было гораздо более насыщенным (я его два раза пересекал). В общем, ближе к Малоярославцу стало уже совсем хорошо. То ли мне хотелось побыстрее вырваться из города, то ли были какие-то другие причины, но в этот день я проехал 150 км. Не напрягаясь, но и не расслабляясь. Все-таки разницу между "Туристом" и "Меридой" я почувствовал. Ровный ход, плавное переключение скоростей. Спидометр перед глазами, бутылка на раме, и я даже походный термометр привесил (он у меня в форме брелока). Ну и в рюкзаке все удобно размещено. Сказка. Около Малоярославца встретил еще двоих велотуристов. Ну, они были как я еще совсем недавно, - "Туристы", самодельные велорюкзаки, да еще и "Ермак" за плечами. Едут из Смоленска по Золотому кольцу. По их оценкам маршрут рассчитан на 1500 км. С моим прикидом они посмотрели на меня как на нового русского (ну или украинского, если по паспорту). Заехал за Малоярославец и заночевал, наверное, не в самом лучшем месте. Между шоссейной и железной дорогами. Но было хорошо.

7 августа 2002 Малоярославец - Чекалин - Ока 120 км
На следующее утро, не очень торопясь, я поехал в Калугу. Бросилось в глаза интенсивное дорожное строительство. Развязки, эстакады. Калугу пришлось проехать насквозь. Очень длинный путь через промзону. Какое-то мрачноватое ощущение от этого. Центр города в основном двух-трех этажный. В старой части угадывалась дивная архитектура. Здания с колоннами, наверное, какие-то губернские административные постройки. Хотя я не помню - была ли Калуга центром губернии или нет. Отмечаюсь в центре в кафешке. Парк, фонтанчики. Но по-прежнему прохладно. А на раскладке на улице покупаю карту Калужской области. Хорошую, взрослую карту, двухкилометровку, которая покрывала большую часть моего маршрута. Спускаюсь к Оке, по понтонному мосту перебираюсь на другую сторону. Дальше дорога идет вдоль Оки через очень живописные места. Сосновые леса, луга, поля. Возникло желание перечитать "Охотничьи рассказы". По крайней мере, ассоциация пришла сразу. Очередная неожиданность. Телефонный звонок - в Киеве ли я. Сказка все, за исключением тарифа по $2 за минуту.

Городок Перемышль возникает издалека. На красивом холме, возле двух рек. Традиционная деталь - красивая полуразрушенная, но восстанавливаемая церковь с высокой колокольней. Тоже возникают ассоциации уже с передвижниками какими-то. Там типа грачи прилетели. Маленький районный центр. Я служил в таком два года и представляю себе внутреннюю атмосферу, когда все про всех все знают. Заезжаю в столовую. Поселок чуть-чуть в стороне от больших дорог. Цена обеда совершенно смешная. И не соответствует приличному качеству.

Районы возле границы областей совсем малонаселенные. Движения практически нет, а дороги местами в полуразрушенном состоянии. В некоторых живописных деревнях стоят полуразрушенные дома, в которых никто не живет. Уже в Киеве я посмотрел карту радиоактивного загрязнения и понял, что это тоже может быть одной из причин запустения. Прикидываю по карте, где поближе к Оке. Ночлег запланирован на берегу, чтобы иметь шанс искупаться. Два километра в сторону от дороги по еле угадываемой колее. Трава по пояс. Поля. До берега добираюсь с трудом. Заросли, густой кустарник, крапива. Приминаю траву для того, чтобы бросить туда спальник. Попытка добраться до Оки увенчалась неудачей. Возле берега трава непроходима совсем. Да и вода какая-то не очень прозрачная с виду. Пришлось выкинуть из головы эту идею.

Коврик, спальник, пакет с одеждой вместо подушки. Велосипед с велорюкзаком как прикроватная тумбочка. Бутылка с питьем, какая-то булка, сыр. Отдаленные голоса в деревне. В Оке плещется рыба. Судя по звукам очень крупная. Изучаю карту. И тут меня ждало второе географическое открытие: деревня Хомяково. Я не верил своим глазам. Совпадений быть не должно. Значит, вхождение в старую реку состоится.

8 августа 2002 Ока - Болхов - Мценск 140 км
На следующее утро пришлось проделать обратный путь к дороге через те же заросли. Через несколько километров проехал Белёв, достаточно крупный районный центр. Дальше дорога шла к границе с Орловской областью. Симпатичные леса, сады. Дорога идет через холмы. Вот и граница. Останавливаюсь, нюхаю воздух, проветриваю генную память. Ну нет - вроде бы ничего не шевелится. Около скирд кружат то ли коршуны, то ли ястребы. Ну, в общем, хищники какие-то. До Болхова осталось всего ничего.

Перед самым въездом в Болхов ГАИшники останавливают грузовик с азербайджанскими номерами. Совсем плохонький грузовик, как его сюда занесло? Вот и сам город. Потенциально очень красивый. Это когда хорошо работает местный бюджет, когда развивается мелкий бизнес и есть люди, готовые воспользоваться его услугами. А на вырученные деньги что-то в городе строится, что-то ремонтируется. В околовокзальной столовке нет ничего, кроме какой-то выпивки. Предполагаю, что предложение определено ограниченным спросом. Но хозяйка этой харчевни подсказала мне, куда надо идти. Единственная частная харчевня возле базара с пельменями, салатами. Все просто и добротно. К этому времени я уже приспособился: в свою походную кружку насыпал нужную порцию заварки, а хозяек просил плеснуть туда кипятку. И таким образом я получал то, без чего чувствовал себя неуютно - а именно чай заданного качества.
Где-то здесь жила моя мать, где-то здесь был выпускной бал 1941 года, прерванный на рассвете 22-го числа. Где-то, где-то. Это были только догадки. Очень внимательно я прошерстил фамилии на мемориале. Но это был мемориал погибшим во время Курской дуги, а не погибшим местным жителям. То есть опять никаких зацепок. Несколько красивых церквей. Опять же полуразрушенных, но восстанавливаемых по мере сил. Древние архитекторы знали свое дело и понимали, что такое рельеф. Церкви занимают в нем свое место и красиво смотрятся с разных точек. Дальше мой путь лежит на Мценск. Этот пункт уже за пределами моей двухкилометровки. Еще 70 км по красивой местности. Опять пересекаю Оку. И опять она какая-то неприступная - крутые берега. Не подступишься. И почему-то грязная вода. В Мценск въезжаю уже под вечер. Достаточно быстро разбираюсь с географией. И вот он дом, где живет моя тетушка. Двоюродная, не видел ее никогда, но все-таки. Спрашиваю соседей. Они не сразу врубаются, что Соня (а мать называла ее только так) и Софья - это одно и то же. Ответа я опасался, но в принципе был готов. Схоронили тетю Соню весной. Опоздал я.

Назад ехал, уже слегка оглядываясь по сторонам. Очень красиво практически все, особенно церквушки над Окой. Живописный город. И как мне показалось, более процветающий что ли. Яблочные сады со свежим урожаем. Охраняет мужик с собакой. Перекинулись парой слов, за которые он успел посетовать на развал Союза. Среднеазиатский акцент. Видимо вынужденный переселенец. Знакомая тема.

Уже затемно успел проехать довольно большой участок дороги назад. На следующий день мне не слишком поздно надо было попасть в деревню предков. Ночлег в лесу неподалеку от дороги. Дивный воздух. Благодать.

8 августа 2002 Мценск - Болхов - Знаменское 114 км
Снова Ока, снова высокий мост. Под следующий мост через небольшую речушку я заехал уже целенаправленно. Привальчик. Спирт, огонь, чай, зубная щетка, умывание. В разгар трапезы подъехал рафик. Приехали двое ребят из дорожной службы и начали готовиться к тому, чтобы подмазать мост снизу. Я был несколько удивлен. Вполне пристойный мост, даже побеленный. Да и снизу я дефектов не обнаружил. И, тем не менее, доходят руки. Просто нет слов.
Опять заезд в Болхов, снова пельмени, и дальше дорога уже в сторону Брянска. Еще один прощальный взгляд. И отсюда тоже смотрится все очень красиво.
Дальше в ход снова пошла двухкилометровка. Ну конечно, я не буду делать круг. Через поле будет проще. Все-таки спидометр с точностью до 10 метров упрощает дело. Да и правильно это будет, с тылу зайти. Надо все ножками прочувствовать. Ну а дальше духи предков начали со мной играться. Ехал я (правильно, как оказалось потом), но в какой-то момент остановился, начал думать. И повернул. Забрел в другую деревню. Мне сказали - да за ручьем налево и вот она. Все вроде правильно - и по направлению и по расстоянию. А нет деревни. Шайтан водит. Заехал с другой стороны, вроде опять грунтовка - и ведет вроде в никуда. Поехал обратно - другая деревня. Где Хомяково? Говорят, ты оттуда приехал. А дело к вечеру. Решил по шоссе. Вот очередная деревня, от которой по карте в сторону два километра. Мальчишки показали направление - и опять колея прервалась посреди поля. Нет деревни. Рядом прошел комбайн. Хотел тормознуть, но, наверное, плохо жестикулировал. Вечер близится - бред какой-то. Логика подсказала, что столбы должны вести к деревне. Рискнул. И на этот раз не промазал. Да - деревня, да Хомяково. Ну, слава богу. Деревня в стороне от дороги, молоденькие девчонки чухнули в дом от греха подальше. Женщина постарше спросила, к кому я приехал. Вопрос непраздный - в деревне заселено два дома. В третьем живут какие-то пришлые - заселились в пустой дом. Женщина направила меня в первый дом. Старожил живет там. Старожил оказался на месте. Сам тоже Хомяков, а мой дед был у него учителем. Вспомнили и мать. Молоденькие девчонки были его внучками. Мужик чуть не прослезился. Жизнь прошла как одно мгновение. А я был косвенным знаком того, что его прошлое было реальностью. Назывались какие-то имена и события, известные только нам. Его жена велела отвести меня к нашей усадьбе. Я напрягся. Краем уха я слышал, что дед был из разорившегося дворянского рода. Но про усадьбу что-то я не припомню разговоров. Мечты о восстановленном дворянском гнезде не успели даже появиться. Усадьбой они называли землянку, которую построили после того, как фронт три раза проходил через вот этот уже засыпанный овраг. Когда нашим надоело терять людей, по деревне проехались "катюши". Партизаны предупредили местных жителей. Погибла только одна семья, которая то ли замешкалась, то ли не поверила. Подошел еще один мужик. Его мать, которая многое могла бы рассказать, умерла буквально за пару недель до моего приезда. Мой дед был старостой, а отец этого мужика был коммунистом. Я не знаю, какие слова находил мой дед. Его я не помню совсем. В общем, не выдал никто этого партейного. По мере сил деревня помогала партизанам. Никто не сводил счетов с недругами. Доносов не было или почти не было. Поэтому деда взяли под арест всего на пару месяцев, а вернулся он уже призванный в армию. Хотя не со всеми старостами власть была настолько снисходительной.
Ранение у деда было еще с гражданки, он хромал, поэтому первому призыву не подлежал. А после освобождения его взяли в трофейную команду, и он дошел до Берлина в обозе. Здесь очень не хватало моего дядьки, который живет в Брянске. Его комментарии были бы нелишними. Через пару дней я добил пленку на видеокамере, записывая его воспоминания. Феноменальная память - что у него, что у матери. Война проехалась по судьбам обоих. Мать имела десятилетку еще до войны. По нашим меркам это приравнивается к высшему образованию. По крайней мере, старожил упомянул об этом отдельно. Если бы не война - образование можно было продолжать. А за дядькой всю жизнь тянулась строка в биографии - пребывание на временно оккупированной территории. Зять (мой отец) - офицер, элитные оккупационные войска, Германия, внешний достаток. Сам он в армии показал способности к электронике, попал на самое начало развертывания ракетных войск. И когда стоял вопрос о зачислении в офицерские кадры, его как потенциально неблагонадежного не взяли. С этой обидой он прожил всю жизнь.

Уже в Брянске дядька рассказал мне о том, как и где падали самолеты, где стояли подбитые танки, которые те самые трофейные бригады через какое-то время убирали с полей. Рассказал, где был аэродром эскадрильи Нормандия - Неман. В общем, оживил немного эти картинки. Во время оккупации, по словам дядьки, немцы вели себя достаточно прилично. Запомнился эпизод, когда какой-то большой немецкий офицер, ночевавший в их доме, оставил бинокль. И моя бабушка строго-настрого наказала не трогать его. И была права: через пару часов один из адъютантов за ним вернулся. Проблем не возникло. Один из пожилых немецких солдат, который был на постое, предупредил мою бабушку о приезде карателей. И она припрятала мою мать в безопасном месте от греха подальше. Были в деревне и финны - на лыжах в белых маскхалатах. Тоже вроде вели себя прилично. И только воспоминание о полицае с западной Украины вызвало поток ненормативной лексики. Судя по всему, он откровенно издевался над местным населением.

В общем, свидание состоялось. Постоял я на месте нашей "усадьбы", поклонился предкам и поехал дальше.
Дальше дорога шла на Хотынец. В Знаменском, маленьком районном центре, традиционный чай в местном магазинчике. И еще пару часов по сумеречной дороге. Опять звонок по телефону. Звонит племянница из Питера о том, что в Крыму оползни примерно в том месте, где должен находиться мой младший сын. Она волнуется. Я успокоил - сын в Киеве, наслаждается отсутствием родителей. Двадцать первый век опять напомнил о себе. На ночлег устроился в придорожном кустарнике. Прячешься от комаров в спальнике - жарко, раскрываешься - налетают комары. На бреющем пролетела сова. На всякий случай перестал шуршать. Поди знай, что у нее на уме.

8 августа 2002 Знаменское - Хотынец - Брянск 98 км
Последний день путешествия. До Хотынца совсем недалеко. Районный центр, ж/д станция. В столовой сказали, что у них свадьба, и чтобы я не мешал. Станционный буфет оказался приветливым заведением. У хозяйки все горит в руках и совершенно не закрывается рот. Просто плещущая положительная эмоция. Приятный говор и бездна всяких прибауток. От Хотынца до трассы Орел - Брянск совсем недалеко. Понемногу припекает. Движение по трассе уже достаточно интенсивное, а цены в придорожной харчевне отличаются уже раза в три. Карачев, крупный районный центр. Здесь отец стоял в резерве, где-то здесь они познакомились с матерью. Детали мне еще предстоит расшифровать. Дядька передал мне найденную реликвию: записную книжку отца, которая описывает именно этот период времени.

Ну и дальше совсем немного времени - и вот он Брянск. Родственники, застолья, разговоры, воспоминания. Если бы не "Турист", доехал бы до Киева. Уже вошел в ритм. Думаю, дня за три без проблем. Но старый друг требовал своего. В багажном отделении снова пришлось заплатить за хранение. Оба ниппеля были вырваны. Если иметь в виду, что в Москве я завел велосипед в вагон своими руками, то следует предположить, что одновременный отказ двух камер произошел на вот этом самом участке от перрона до склада длиной 25 м. Теория надежности вряд ли справится с описанием этой задачи. А в дыню кое-кому дать не мешало бы.

После изучения расписания я пришел к выводу, что светят мне только электрички. Если бы подсуетился раньше, можно было бы добраться до Киева с одной пересадкой. А так от Суземки до украинской границы пришлось добираться на машине. Километров за 10 до границы тормозит таможня. Куда дел второго велосипедиста? Цель поездки? Потом все-таки подаренная футболка с датами похода по территории России сработала за отмазку. Дотошничать не стали. Хоть в этот раз нож со мной был взрослый, при желании могли прикопаться.

Шлагбаум на окраине поселка. Отвечаю на ряд вопросов украинских пограничников. Типа сколько скоростей, или зачем нужна вот эта штучка. До вокзала еще километра три. Электричка довозит прямо до Нежина. К сожалению, уже поздно, придется ждать первой утренней электрички на Киев. Начинает накрапывать дождь. Утром в Киеве меня встречал уже настоящий ливень. Последний рывок от вокзала, раскидывание шмоток, загрузка стиральной машины, душ, чай, кайф.
В окно наблюдаю за дивной картиной: облако, как огромная снежная лавина высотой в несколько километров, налетает на наш дом. Это краешек циклона, который топит Чехию и Германию. Просыпаются дети. Привет, привет. 1300 км за плечами и ощущение свободы в душе.

Сергей Бобряков. 2002 год.


Экстремальный портал VVV.RU
ВелоПитер - виртуальный велотуристский клуб Илья Гуревич [ilia.velotur@gmail.com]
ВебМастер: Алексей Кочетов [www.phpbee.org]
Вопросы рекламы: Анна Кононова [akononova@yandex.ru]
(C) ВелоПитер, 1997-2015