ВелоПитер - home  
КЛУБ ПОХОДЫ ФОРУМЫ СНАРЯЖЕНИЕ ДРАЙВ ВЕЛОТЕХНИКА ВЕЛОТУРЫ
О клубе
Клубный реестр
Клубные мероприятия
Проведение велопробегов
Фестиваль "ВелоПитер"
Рекомендовано ВелоПитером
Опросы
Снаряжение

Вход

Велопитер в Твиттере






ActivEInfo - каталог магазинов и свежая информация о товарах  для активного отдыха

Комельский лес

Комельский лес. Методический поход 15-18 июля 2005. Автор отчета: Татьяна Минеева

  Участники похода:
Илья (Змей) Гуревич – руководитель
Ирина Пиотровская
Павел Люлин
Иван Лазоренко
Константин Беляев
И я - Татьяна Минеева

Исторические и справочные материалы для написания сей «истории» найдены с помощью Интернета, ссылки прилагаются :) Авторские тексты выделены таким вот образом , то есть курсивом.

Поскольку катались мы не просто так, ради процесса, а со смыслом, - то есть с осмотром монастырей, то надо наверно рассказать о том, что все-таки мы смотрели.

Что такое «Комельский лес» и зачем он был нужен? Лес этот назван по речке Комеле (Комёла — говорят жители), текущей по югу Вологодской области на северо-восток до впадения в Лежу, которая, в свою очередь, впадает в Сухону — среди непроходимых болот, начинающихся непосредственно к востоку от областного центра. Верховьями сухонская, беломорская Комела сплетается с волжской, каспийской Обнорой, впадающей в Кострому — приток Волги, а также с Ухтомой, текущей в Согожу, а оттуда в Шексну. Шексна же, напомним, — это не только путь в Волгу, но и путь на север, к Белому озеру и Балтике.
Для Москвы закрепить за собой этот лесной, малообитаемый и разбойничий водораздел означало завершить меридиональную линию сопротивления Новгороду, в которой уже стояли Кирилловский и Череповецкий монастыри. Закрепиться на этом водоразделе значило и большее — самим получить устойчивую, беспрепятственную связь с Вологдой. С той самой Вологдой, которую москвичи оттягали у новгородцев и сами сели на сухонские верховья, открывающие путь на пушной северо-восток. Обладание Вологдой имело смысл лишь в том случае, если водораздел между ней и Волгой (Ярославлем или Костромой) был бы беспрекословно подчинен Москве.
Теперь понятно значение, которое придавалось бедному Комельскому лесу, этой транзитной водораздельной чащобе:
а) не позволять просачиваться в широтном направлении новгородцам (с Шексны на Сухону, обходя Вологду с юга, коль скоро северный обход был заперт Кирилловом),
б) утвердить прочный московский транспортный меридиональный ствол (с Волги на Сухону).
Примем во внимание, что сам путь с Волги на Вологду не был тогда устоявшимся: ведь еще не было проложенной асфальтированной магистрали на насыпи, не было стальных рельсов на шпалах. Путь избирался то по речкам, то по грунтовым дорогам, которые меняли «русло» в зависимости от сезона, погоды, разъезженности, опасности. Поэтому и монастыри, чтобы контролировать любой вариант пути, пошли здесь как бы вроссыпь, шрапнелью; в Комельском лесу не было столь категоричных точек для разового, мощного «прицельного» попадания, как в Кириллове или Череповце.
Предпочтительными поначалу оказывались водные пути. Рекой, поданной природой, чтобы помогать москвичам идти с Волги к Вологде, была меридиональная Обнора (и с Обноры на Лежу существовал волок — «волок Лежский»). Обеспечивая межбассейновый переход, вдоль Обноры встали монастыри трех учеников преп. Сергия Радонежского — преподобных Павла Обнорского, или Комельского, Сергия Нуромского и Сильвестра Обнорского.(С.В. Рогочев, Монастырь-Посад-Город http://geo.1september.ru/article.php?ID=200301405 )

Это было введение. Теперь начну рассказывать по порядку, с привязкой к нашему маршруту.

Итак, день первый, 15 июля 2005 года. Вологда.

Вологду мы не осматривали, сразу бросились навстречу приключениям. Так что про Вологду могу сказать только, что там очень симпатичный вокзал, а над Вологодским почтамтом до сих пор красуется надпись «Слава КПСС». Первое приключение не заставило себя долго ждать – проскочили нужный поворот, километра на три. Возвращаемся, как и положено нормальным героям – в обход – то есть по маленькой полевой тропинке, которая выводит нас прямо к магазинам в селе Минькино. Это было очень удачно, так как магазины с дороги, по которой мы должны были ехать, не видны. Делаем обеденную остановку и едем дальше – к первому в цепочке осматриваемых монастырей – Стефано-Озерскому монастырю.

Стефано-Озерский монастырь. (Второе название этого монастыря, которое мне встречалось – Николо-Озерский, или полное название Озерский Николаевский Комельский) Монастырь, точнее, то что от него осталось, находится на берегу озера Никольское. Здесь, на берегу озера, жил преподобный Стефан Комельский или Озерский, основатель этого монастыря.

Прп. Стефан был сыном вологодского боярина. Отец его служил при дворе княгини Софии Бродатых из рода бывших ярославских владетельных князей. Он рос дома и получил хорошее образование. Постригся прп. Стефан в ранней молодости Наконец он поселился в Комельском лесу, при истоке реки Комелы из озера того же имени, в родной ему Вологодской стране. С собой он взял запасные Святые Дары (по примеру древних пустынножителей), две иконы — Божией Матери «Одигитрия» и святителя Николая, топор для сооружения скита и небольшой запас хлеба, который за все годы его пустынножительства не уменьшился, хотя он кормил им посетителей., Однажды, стоя на молитве, увидел он Пресвятую Богородицу и святителя Николая и слышал молитву святителя о его пустыни. Затем святитель благословил это место и повелел пустыннику соорудить здесь обитель и церковь во имя его, а самому быть в ней настоятелем.( http://pokrov.gatchina.ru/Holy/Holys/381.htm )   Основан Стефано-Озерский монастырь был около 1530 года. Однако, оказывается, не только коммунисты закрывали монастыри. В первый раз Стефано-Озерский упразднили в 1764 г., но в 1861 г. он был восстановлен как женский, и просуществовал до самой революции. После революции в нем сперва разместилась сельскохозяйственная коммуна, однако окончательно монастырь закрыт еще не был. Монахини пытались приспособиться к новым условиям, так В Николо-Озерском монастыре монахини начали зарабатывать кружевоплетением. Однако, 17 апреля 1924 года монастырь был закрыт окончательно, и его помещения были переданы Николо-Энгельской коммуне. (скомпилировано мной по данным http://www.booksite.ru/fulltext/grya/zov/ets/8.htm ) Честно говоря, название коммуны меня позабавило – в первой части имя святого, во второй – одного из «основоположников»…. Далее, по данным С.В. Рогачева По рассказам, в советские годы там помещался психоневрологический интернат, потом он был закрыт и постройки срыты бульдозером. Местность эта окрестными жителями почему-то именуется «Прибой». ( http://geo.1september.ru/2003/16/11.htm )  

Итак, в селе Степурное мы поворачиваем направо, и по дороге, которая в одном из попадавшихся мне источников описана как «дорога для машин с повышенной проходимостью», бодро едем к озеру. Правда, бодро – это только на первом этапе. Далее дорога начинает заметно ухудшаться и уже не понятно, какие машины имелись в виду – на мой взгляд – это могут быть только танки. Впрочем, до мостика через ручей на велосипеде ехать было еще хоть с переменным успехом, но возможно. (Лирическое отступление о мостике - позднее, вернувшись уже из поездки, я разглядывала карту и думала – неужели вот этот милый нарисованный мост через ручей и есть то жуткое скопище бревен, через которые я ни за что не протащила бы свой велосипед без помощи Константина.) Да, при приближении к «мосту» «дорога» раздваивается, так вот если вам на «мост», то держитесь левой дорожки. (потом дорожки сходятся, но об этом чуть дальше). Итак, в конце концов мы выбираемся на нечто, более менее проезжабельное для велосипедиста. Командир ушел на поиски озера, мы ждем. Слепни кусаются немилосердно, репилент не помогает. На их примере я понимаю, как работает теория Дарвина о естественном отборе – те, кто испугавшись репилента не укусят – умрут от бескормицы. Зато, о счастье, пока стоим от них можно отмахиваться двумя руками. Во время движения руки были заняты велосипедом, а отмахиваться им от насекомых – достаточно затруднительно. Просто черной завистью завидовала лошадям – у них есть хвост, мне его в тот момент явно не хватало. Возвращается Илья, и сообщает хорошую новость – озеро есть, и до него даже можно доехать, да и уже и не далеко. В предвкушении купания и отдыха бодро вскакиваем на наших железных коней, и тут же следует плохая новость – у Ильи ломается переключатель. Точнее отламывается. Напрочь. Это вносит весьма значительные коррективы в наши планы – стоянка на озере отменяется, решаем, что надо выбираться ближе к дороге. Бросаем кто груз, а некоторые (я) малодушно бросили и велосипед и едем/идем налегке к озеру и монастырю. Долго отсидеться в приятной воде нам не дает заходящая над озером гроза. Мысль о том, во что может превратиться и так практически отсутствующая дорога, заставляет двигаться вперед. Гроза, к счастью, так и не началась. На обратном пути раздваивающаяся дорожка играет со мной злую шутку – я сворачиваю не на ту. Впрочем, Илья кричит мне, что потом они соединяются, и я храбро продолжаю движение вперед, за мной по «неправильной» дорожке идут Ирина и Константин. Неожиданно обнаруживается «несанкционированная» огромная лужа. Перебираемся через нее, и движемся дальше. Через какое-то время мои спутники уже садятся на велосипеды и едут. Я удивляюсь им, и по-прежнему упорно тащу велосипед рядом с собой, помня, что ехать можно было только до моста. Значит, как только я обратно мост перейду, так и поеду. Что поделаешь, женская логика. Озарение пришло неожиданно – та самая лужа и есть ручей, через который и проложен мостик. То есть из-за выбора неправильной дорожки мы этот ручей в брод перешли, и ехать-то собственно действительно уже можно. (Момент, когда дорожки соединились, я, по-видимому, пропустила.) Вместе с озарением пришло и сто второе дыхание, так что оставшуюся часть дороги проехала я достаточно быстро. Хоть, когда я наконец-то выбралась из леса, ребята уже успели поставить палатки. Произвели подсчет потерей – у Ильи переключатель, у Паши – отвинтились и потерялись несколько винтов крепления багажника, у меня – стал глючить вело компьютер.

День второй, 16 июля 2005 года.

Первоначально посещение города Грязовец в наши планы не входило, но необходимость покупки нового переключателя заставляет нас немного изменить маршрут.

Грязовец. Основан в 1538 году    Первое упоминание об этом селении - починке Грязивитском - содержится в жалованной грамоте царя Ивана IV Корнильево-Комельскому монастырю 1538 г. Со временем Починок превратился в торговое село Грязлевицу, занимавшее довольно выгодное положение на проезжей дороге из Архангельска в Москву.
   Развитие торговли способствовало быстрому росту и обогащению села. 25 января 1780 года Грязлевица указом сената была преобразована в уездный город Грязовец. В этом же году утверждается герб и план застройки города, который стал административным и торговым центром уезда. Жители преимущественно занимались сельским хозяйством и мелкими промыслами, а купцы торговлей.
   С открытием в 1872 году железной дороги Ярославль - Вологда в уезде быстро развиваются молочная промышленность и производство льна, возникают кожевенный и два небольших кирпичных завода. ( http://www.dialogspb.ru/volog/reg/reg26/grazov.html )
Эта историческая справка, увы, опровергает найденную мной все в тех же бесконечных просторах инета легенду, связывающую происхождение названия города с Екатериной Второй. Грязовец. Кто придумал такое неблагозвучное имя? Оказывается, эта честь принадлежит Екатерине II. По преданию, выйдя здесь из кареты на пути в Вологду, она влипла туфелькой в глину и сказала: «Фу, какая грязь!»

корнильев-комельскийМестных достопримечательностей мы практически не видели, зато изучили ассортимент универмага. Ассортимент оказался не полным – переключателей не оказалось. Отправляемся в дальнейший путь – к Корнилово-Комельскому монастырю.

Корнилово-Комельский монастырь. Основан в 1497 году Корнилием Комельским. Как развивался монастырь можно найти на сайте http://www.booksite.ru/fulltext/grya/zov/ets/8.htm#1 . В 20-е годы монастырь был закрыт и, по данным вологодских краеведов здесь устроил свой санаторий Архангельский союз леса и сплава. В конце 30-х — начале 40-х монастырские постройки послужили для размещения интернированных поляков (потом в годы Великой Отечественной войны их переправляли из СССР в Иран, где формировалась армия генерала Андерса), а также финнов, захваченных в плен в финскую войну. На их местах размещались немецкие военнопленные (рассказывают, что нескольким немцам удалось бежать, сделав подкоп в сторону Нурмы). Потом здесь была обычная тюрьма. Потом — областная психиатрическая больница. (данные С.В. Рогочава http://geo.1september.ru/2003/16/11.htm )

Рядом с монастырем, точнее с тем, что от него осталось, делаем небольшую стоянку. Этот монастырь сохранился гораздо лучше Стефано-Озерского, по крайней мере, хоть стены есть. Перед полуразрушенным зданием – небольшой синий крест. (по некоторым данным, именно там находились мощи преподобного Корнилия). А еще где-то рядом должен быть святой источник, но я его искать не пошла. Во время стоянки не только осматриваем развалины, но и чиним Иринино колесо. Едем дальше, по шоссе (М8). Однако асфальт достаточно разбит, так что приходится объезжать многочисленные выбоины. День субботний, поэтому трафик не очень большой. Или это по сравнению с Питером мне так показалось? Мимо следующего монастыря проехать сложно – на шоссе стоит указатель (налево), на котором прям так и написано – «Павло-Обнорский монастырь». (Находится монастырь в селе Юношеском). Дорога к монастырю показалась мне очень красивой, в одном месте, перед крутым спуском вообще возникает ощущение, что дорога просто обрывается в неизвестность.

Павло-обнорскийПавло-Обнорский монастырь. Возник он около 1414 года. В отличии от предыдущих- этот монастырь действующий, восстанавливается как подворье Вологодского Спаса-Прилукского монастыря. Подробнее о монастыре можно прочитать здесь http://www.monasteries.ru/mon/volog/v03.html

Рядом с монастырем делаем привал. Хоть и называется он Обнорский, но течет рядом с ним река Нурма, а не Обнора. (По крайней мере, так на карте нарисовано : ) Вода в этой Нурме, несмотря на жару, оказалась достаточно холодной, но это все равно не испортило нам купание. Отдыхаем на берегу, обедаем, осматриваем монастырь, запасаемся водой из монастырского колодца и едем дальше – полевой дорожкой. В некоторых местах по ней опять приходится идти, но все не так запущено, как было в предыдущий день, да и дорожка не очень длинная оказалась. С нее выезжаем (направо) на вполне приличную. В селе Спас-Нурма осматриваем развалины церкви и кладбище. Далее поворачиваем направо, проезжаем через мост на Нурмой, несколько километров проселка, и возвращаемся опять на дорогу М8. Об этой дороге у меня сложилось впечатление, что состояла она из сплошных подъемов. Через энное количество километров я поняла, что из всех дорожных знаков милее всех мне – «крутой спуск». Жаль, что он почти не попадался. Через какое время разбитый асфальт сменяется великолепным, видно, что дорогу ремонтировали совсем недавно. По обочинам в некоторых местах еще работает всякая дорожная техника. Водитель одного из экскаваторов сигналит нам с Ириной и приветливо машет рукой. Сразу становится как-то веселее, и едется легче. Въезжаем в Ярославскую область. В селе Холм у нас запланирован съезд с шоссе на боковую дорогу. Илья идет выяснять у местных подробности и возвращается с новостью, что дорога есть только на бумаге, то есть на карте. Вернее, по словам аборигенов, какая-то дорога есть, но по типу «в сухой год лесовоз пройдет». Едем дальше по М8, асфальт по-прежнему великолепен. Определяемся с местом предполагаемой стоянки – на берегу речки Уча. Уточняем у встретившихся местных – речка есть в реальности, а не только на карте :) . И если свернуть направо от шоссе и немного проехать, то мы ее найдем. Так и делаем – сворачиваем, проезжаем, рассылаем «гонцов» в разные стороны и находим очень приятное местечко. По общему мнению, это была самая лучшая наша стоянка за поход.

День третий, 17 июля 2005

В программе на день – осмотр города Любим, Спасо-Геннадиева монастыря и, как сказал наш руководитель, «нелегальный переход границы между Ярославской и Костромской областями».

С М8 в Пречистом сворачиваем налево. Запасаемся питьевой водой в одном из магазинов, и едем дальше. Делаем краткую остановку у указателя Змеево – как сказал Змей – его родового гнезда. :) После фотографирования Змея с данной достопримечательностью отправляемся дальше. Пересекаем реку с названием Мымра. Интересно, за что ее так обозвали, вполне милая речушка. Потом попадается еще один интересный указатель «М.Архангел» (направо). Красивое название. С дороги видна разрушенная церковь, наверно, как раз Михаила Архангела, раз находится она в этом селе. Быстренько фотографируем ее, и опять едем дальше.

Въезжаем в Любим – небольшой город, всего 6 тыс. населения, районный центр. Останавливаемся у Троицкой церкви, осматриваем ее. Она состоит из комплекса трех зданий, но в настоящее время восстанавливается пока только одно. Через речку Уча видна другая церковь, Воскресенская. Как положено женщинам, в церковь мы с Ириной ходили в юбках. Илья говорит, что через 500 м должна быть еще одна церковь, так что переодеваться обратно в велоштаны нам смысла не имеет. С точки зрения экономии времени – возможно, но вот то, что все встречные водители смотрели не на дорогу, а на это чуднОе зрелище… Дорожная безопасность явно подвергалась опасности.

Церковь оказывается небольшой часовней, к тому же закрытой. Останавливаемся у местного торгового центра, за одно гадая – могут ли тут оказаться в продаже задние переключатели – надежда, как известно, умирает последней. Естественно их не было. Закупаемся едой, водой, немного осматриваем окрестности. Впрочем, жара стоит такая, что детальный осмотр местных достопримечательностей производить не хочется, гораздо приятнее посидеть в теньке. Однако, Иван, который в отличии от нас не прохлаждался в тенечке, по городу побродил, и принес несколько интересных фотографий – по всей видимости Богоявленского собора, про который потом я вычитала в путеводителе по Любиму. Отправляемся в дальнейший путь.

Недалеко от Любима останавливаемся на речке Обнора, чтобы искупаться. Во время нашего путешествия погода была очень жаркой, поэтому речки были настоящим спасением. Вдалеке видны развалины очередной церкви. Вообще, в Ярославской области меня поразило количество полуразрушенных церквей, попадавшихся нам по пути. Едем дальше, к последнему из неосмотренных монастырей – Спасо-Геннадиеву. И тут, проезжая через переезд, я угодила задним колесом в какую-то выбоину. Странный звук, который начал издавать мой велосипед, заставил притормозить ехавших впереди Ирину и Константина. Осматриваем внимательно – и обнаруживаем на заднем колесе немаленькую «восьмерку». Как всегда, по закону подлости, поломка случилась в самое пекло, ну и естественно, в чистом поле, где от жары не скроешься. Наших усилий по реанимации колеса оказывается недостаточно, и приходится посылать гонца за Змеем, который уехал метров на 800 вперед и там стоял в раздумьях, возвращаться ему к нам или нет.

Для того, чтобы продолжать движение приходится снять крыло, подножку, распустить задний тормоз. Однако все это – полумеры, несмотря на все попытки, колесо полностью выправить нельзя, и ехать на нем теперь надлежит с величайшей осторожностью. В селе Настасьино мы поворачиваем направо, и подъезжаем опять-таки к Обноре. Там делаем очередной привал с обедом и купаньем. Спуск к реке достаточно крутой, поэтому чтобы не таскать лишний раз велосипеды с грузом, мы просто пристегиваем их на мосту, не забывая постоянно поглядывать в их сторону. Далее без приключений мы доезжаем до села Слобода, где находится Спас-Геннадиев монастырь.

Спасо-Геннадиев монастырь

Основан в 1505 году. Монастырь действующий с 1996 года. Стараясь особо не шуметь мы побродили по территории. Из старых зданий монастыря – Спасо-Преображенского собора (1647 г), Алексеевской церкви (1751), колокольни – целым не сохранилось ничего. В соборе особое впечатление производят уцелевшие фрагменты фресок.

От монастыря мимо озера ….. идет полевая дорожка, плавно переходящая в «козью тропу». И именно по ней мы отправляемся дальше, ориентируясь на виднеющуюся вдалеке церковь. Илья говорит, что церковь уже находится в Костромской области, за рекой. Однако река незаметна, пока вплотную к ней не подошли – не увидели. (Говорю «подошли» потому как «моноспид» Ильи и мой байк с перекошенным колесом для езды по полевым дорогам уже не подходили. Поэтому нам пришлось вести наших железных коней в поводу.) На хуторе, к которому мы вышли «с тыла», договариваемся о переправе. Попутно выяснилось, что от монастыря до хутора можно было добраться и более проезжей дорогой, на которую мы, когда отправлялись в путь, почему-то не обратили внимания. За две «ездки» переправляемся на другой берег, тем более что самые сознательные товарищи (Илья и Паша) решили переправиться вплавь, не занимая места в лодке. Итак, водную границу областей в виде реки Кострома мы успешно пересекли и оказались в селе Большая Сандогора. На берегу нас встречает «пограничный контроль» в виде котяры из местных. Угощаем его хлебом – не отказывается, хотя на бродячего непохож. Те, кто реку не переплывал, а переезжал на лодке, тоже хотят купаться, поэтому делаем небольшой привал. Задерживаться надолго нельзя, потому что уже вечер и надо ехать искать место для ночевки. Дорога, в лучшие свои времена, была асфальтированной. Сейчас асфальт разбит, и мои старанья выбрать наиболее «гладкий» путь, напоминают маневры «уклонение от торпедной атаки». Благо машин нет, и я могу себе это позволить. Наконец находим приемлемое место для ночлега. Однако выясняется, что вода в речке, у которой мы остановились, очень мутная. Отправляем Пашу гонцом в деревню. Его не было достаточно долго. Когда мы уже начали обдумывать планы спасательной экспедиции, Паша вернулся и сообщил нам, что нашел не только колодец, но и деда, который предлагает купить самогон. Впрочем, это предложение нас не особо заинтересовало, потому как «у нас с собою было». Так что вечер третьего дня вполне удался.

День четвертый, 18.07.05

Поскольку нам осталось преодолеть всего лишь 50 километров, подъем был назначен поздний. Но все равно надо было торопится, чтобы успеть осмотреть костромские достопримечательности. Утром Илья еще раз оглядел мое многострадальное колесо. Взгляд его не выражал ничего хорошего – так наверно врачи смотрят на смертельно больных пациентов. После некоторых раздумий он решительно забирает мой рюкзак, так что до Костромы я ехала налегке. Возможно, именно это и помогло мне добраться до костромского вокзала своим ходом, а не на попутке, как предрекал наш руководитель в своих мрачных прогнозах. До Костромы доехали без приключений, и отправились на осмотр Ипатьевского монастыря. Там мы пробыли достаточно долго. Впрочем мы не только осматривали сию достопримечательность, но и отдыхали, купались в Костроме, запасались сувенирами и дегустировали местные сорта мороженного. Ипатьевский монастырь был основной костромской достопримечательностью, которую мы осмотрели – к сожалению, поезд наш уходил достаточно рано – около 17 часов. Так что кроме монастыря полюбовались мы только пожарной частью, мимо которой проезжали. Право слово, есть на что посмотреть. По местной легенде, одна из императриц, увидев ее воскликнула «Даже у меня в столице такой нет». После того как мы уехали из Костромы нам достался «бонус» - стоянка поезда в Нерехте. Это почти два часа. Чтобы занять чем-то это время мы договорились с местным таксистом, чтобы он покатал нас по живописным местам города и показал местные достопримечательности.

Мои впечатления от этой «экскурсии» - маленький городок – и очень много церквей, пусть не действующих, но очень красивых. И еще – очень красивые резные наличники на маленьких деревянных домах.

 


Экстремальный портал VVV.RU
ВелоПитер - виртуальный велотуристский клуб Илья Гуревич [ilia.velotur@gmail.com]
ВебМастер: Алексей Кочетов [www.phpbee.org]
Вопросы рекламы: Анна Кононова [akononova@yandex.ru]
(C) ВелоПитер, 1997-2015